вторник, 31 января 2017 г.

Игорю Козлову-капитану

Николай Колычев


Игорь, Игорь...
Игорь Козлов-капитан
Мечтатель, романтик... Нам некуда ехать.
Всё иное - на Волге твоей и на Канде моей.
Не придёт этот поезд весёлый из прошлого века,
Тот, в котором и пьют, и поют, и торопят: "Налей!"

Сколько лучших и нужных из жизни досрочно повыслано!
Сколько разной заразы друзьям отравило умы!
Всё вокруг изменилось: и люди, и песни, и мысли...
Оттого-то и воем навзрыд неизменные мы.

Коржов Д. Услышь, страна, своих поэтов

Николаю Колычеву, известному писателю-мурманчанину, автору четырех стихотворных сборников, недавно исполнилось сорок лет. 

В связи с юбилеем логичен вопрос о его месте в современной русской поэзии, современном литературном процессе. Здесь нельзя не сказать о проблеме, которая 
меня уже не удивляет, но продолжает тяготить. Дело в том, что всерьёз рассуждать о полноценном, действительном участии Колычева в этом самом литературном процессе я бы не рискнул. Колычева, несмотря на то, что он, безусловно, один из лучших русских поэтов своего поколения – поколения сорокалетних, читающая Россия не знает.

Фото Льва Федосеева

понедельник, 30 января 2017 г.

Простые и непростые

Николай Колычев

Как будто бухнулся на колени я
От слов презрительного стопудия.
Меня корёжит определение,
Всех нас пославшее в «простые» люди.

Раз есть понятие — вникаю в суть его:
Как разделилась в себе  Россия!
Ведь, если все мы - «простые" люди,
Тогда которые - «непростые»?

воскресенье, 29 января 2017 г.

Безымянный остров камней

Мартти Хюнюнен

Николай Колычев

Книга стихов финского поэта в художественном переводе Николая Колычева и художественном оформлении заслуженного художника России Анатолия Сергиенко.
Каждое стихотворение приводится в трех вариантах: оригинал на финском, русский подстрочник и художественных перевод на русском.

Книга просматривается пролистыванием вниз.

суббота, 28 января 2017 г.

Лоханов А. [Предисловие к переводам с финского]


Взгляд М. Хюнюнена на мир определяет и выбор экспрессивных средств: экспериментальность в языке (особенно в синтаксисе, а также в лексике с антипоэтичностью языкового материала), новаторские средства выражения, символизм образов и сюрреализм ситуаций (стихотворение «Необыкновенные спрособности», например, видится как реминесценция картин С. Дали). И, разумеется, нерифмованный стих, не классический размер (не классический, скажем, по сравнению с силлабо-тоникой основателя современной финской литературы Алексиса Киви, XIX  в.). И при этом еще и минимализм и лаконизм стиля. — При чтении М. Хюнюнена не раз вспоминаются классические японские хокку (хайку).Вот с таким поэтическим миром, такой поэтикой имел дело Николай Колычев, занимаясь «перевыражением» (А.  Пушкин) стихов.

Мартти Хюнюнен

Эрик Батуев


Николай Колычев

Я познакомился с Валерой на семинаре молодых литераторов, в1994 г., в Москве. 
Эрик Батуев
Мы оказались в одном семинаре у Николая Старшинова. Он и посоветовал мне заняться переводами стихов Валерия.
Он как раз готовил к изданию книжку стихов «Голык» («Обнажённость»)
В основном его переводила тогда Римма Казакова, признанный мастер перевода, да и Старшинов сам переводил. Так что  мне ,конечно, было страшновато соперничать с ними.
Но попробовал — получилось. У нас завязалась переписка.


Я приезжал к нему в Москву, жил на Остоженке в «удмуртском доме» (так он называл угловой дом на Остоженке, где проживали в основном студенты и творческая интеллигенция из Удмуртии.
Днём он учился, работал в «Аргументах и фактах». Я сидел над переводами.
Вечером он возвращался и мы подолгу обсуждали то, что я натворил. Откровенно говоря, это было совместное творчество. Он придирался к каждому предложению, к каждому слову.
Валера отлично знал русский язык, и, иной раз я, психанув, советовал ему писать самому по-русски, раз такой умный. Но мы быстро мирились.
Вообще — беседовали, конечно, не только о стихах.
1995 год...
Ещё совсем молодые. У каждого — свои честолюбивые планы. Всё в жизни казалось вполне досягаемо.
Семинар 1994 года уже давняя история.
Нет Николая Старшинова.
Из семинаристов, с кем близко общался — Коли Фокина из Вологды., Бори Рыжего из Екатеринбурга (мы в одной комнате жили, потом долго переписывались), Валеры вот — тоже нет.
Наткнулся на Валерину страничку на Стихире. Сначала даже возмутился: как так? Человека давно нет, а здесь люди заходят, читают, даже комментарии пишут.
А потом подумал — может и хорошо, что так. Вроде как живой.
Зачем я всё это выкладываю в Стихире?.. Вроде  ни с датой рождения, ни с датой смерти это как-то не связано (у нас ведь принято всё — к датам)
Не знаю. Почувствовал потребность так сделать.
Наверное — чтобы помнили.
Всегда, а не в связи с датами.

                                                
Стихи Эрика Батуева в моём переводе.


* * *
Убегу к берёзам, в чащу,
утоплюсь в реке цветов.
Мама, папа, как я счастлив!
Нет таких на свете слов!

Разобьюсь о свод небесный,
солнцем тело опалю.
Милая! Прекрасней песни
сладкое твоё «Люблю»...

СЕРДЦЕ,ОПУСТОШЕННОЕ ЧЁРНОЙ МЫСЛЬЮ.
1
Мысли, гадкие мысли – ожившие чёрные змеи.
Источили мне сердце, как черви на яблоне – плод.
Горе сердце раздавит, но вас раздавить не сумеет,
из верёвки смирения – мысли змея уползёт.

Мысли, чёрные мысли, от вас никуда мне не деться.
И уже не понять: где здесь сон, где здесь жизнь наяву...
Я любил, я любил, я любил своим съеденным сердцем.
Я люблю, я люблю – я сердцами любимых живу.
2
Жизнь – большой зоопарк, разделённый железною сеткой.
Я – как загнанный зверь, мне до смерти для вас – быть чужим.
Клетка воли – для вас, для меня же навек – воля клетки.
Я за вас все ошибки и подлости все совершил.

Боли в клетке грудной, небо смотрит в оконную клетку...
Но я верю, что мир есть без клеток. Мир добрый, иной...
Я хочу умереть, но напрасно глотаю таблетки.
Мне всю жизнь не везёт. Значит снова не хватит одной...
3
Мама, мама моя! Я вернулся из дальней дороги.
Почему ты лежишь? Почему ты не вышла встречать?
Почему ты молчишь? Почему холодны твои ноги?
И зачем здесь народ? И зачем в изголовье свеча?

Нет! Руками, щеками, слезами – скорее, скорее!..
Сбылся сон для двоих, как ты можешь теперь умереть?!
Как тебя отогреть?! Я хочу... Но уже не умею.
Холод маминых ног. И нет сил у меня отогреть.
4
Как обухом по голове –
ударил болью в сердце голос.
И – слёзы, словно кровь из вен...
Я ими от грехов отмоюсь.

Паду в могильные цветы
листом осенним жёлто-алым.
О, мать! Землёю стала ты.
И матерью земля мне стала.

«Прости меня, мне не легко...»
Я обнимаю грудь могилы...
Могила пахнет молоком,
которым мать меня поила.
5
Ноги долу глядят сквозь глаза,
сквозь асфальт проглядеться им хочется.
Головы стопудовой слеза
сползла по колу позвоночника.
В глубь земную ведут все пути...
Кто мне крикнет: «Взлети! Взлети!»

* * *
Я задул своё сердце, прости.
И ко мне
мотыльком не лети.
Я погас, улетай, ты – вольна.
Не зола мне нужна.
Белым лебедем – ввысь, в синеву...
Я тебя
за собой
не зову.

Я – РАДУГА.

Капли воды на теле твоём.
Каждая – солнечный водоём.
О, семицветный дождь преломлений!
Капли мгновений в море волнений!
Жажду – легко касаясь губами,
пить твоей плоти
капельный пламень...

НОЧНОЙ ПЕЙЗАЖ

Погибшую листву зима одела в саван.
Молитвенно поёт ветер.
И бледен лунный воск. Но светом странным
свеча столба в ночи светит.

* * *
Возвращаюсь сквозь улиц предутренний сон.
Город спит, но пускай просыпается он.
На ладонях асфальта – разливы слезы,
от ночного дождя, от рыданий грозы.

Возвращаюсь – и эти прыжки над водой,
словно танец над канувшей в Лету бедой.
Вдоль дороги голов своих мокрые лбы
в приглашении к танцу склонили столбы.

Я – один, я – один. Этот вальс только мой.
Над слезами судьбы возвращаюсь домой.
Я – один, я – один. Этот вальс только мой.
Над слезами судьбы возвращаюсь домой.

* * *
Ах, щенок,
играть ты хочешь.
Лай – как звонкий колокольчик...
За штаны меня,
за руки
теребишь. Какие муки!
Приласкать тебя – нет силы,
и прогнать тебя – нет силы.
Уходи отсюда, милый,
тишины хочу...
Могилой
кажется мне мир немилый.
Я держу руками думу.
Ты же – со своей игрою...
Я сейчас глаза закрою.

ЗАВЕЩАНИЕ

«Как умру похороните...»
Тарас Шевченко

Тело – жене. Милая, верь,
я только твой буду теперь.
Богу свою душу отдам –
Как с нею быть – знает Он сам.
Стих мой в костёр – брось, не жалей –
станет теплей, станет светлей.

КРИТИКУ

«Каждое стихотворение должно нести какую-то новость»
Владимир Романов

Твои пальцы касались стихов моих,
или стихи - их.
И глаза мои, с белой бумаги - в твоих -
чуждой стихии,
заблудились. И Голос в пустыне страдал
неуслышанным Словом.
Это - Вечность. Напрасно ты <новость> искал,
скомкав все, что не ново.

* * *
Не пришла... Он не смог быть обманутым вновь.
Скоро утро, и ждать - бесполезно, напрасно...
И по венам из сердца уходит любовь
в кисть руки... И на пыльной холстине паласа -
ревность. Ревность - огромная жгучая язва...
И последние капли несказанных слов:
кровь!
Кровь!
Кровь!

* * *
Нежно губами губы твои перебирая,
я обучил тебя сладкой мелодии слова "люблю".
Но, заклинаю - муками ада, радостью рая, -
пой только мне, пой только мне песню мою.

Эрик Батуев. Биографическая справка.


Известный журналист и поэт Эрик Батуев был зверски убит в своей квартире в последний день марта 2002 года.

Эрик Батуев (псевдоним, настоящее имя Валерий. Эрик - по удмуртски - "свобода") - удмуртский поэт, русский писатель, журналист, специалист по событиям в «горячих точках».
23 сентября 1969 г. - родился в деревне Симанки Завьяловского района Удмуртии.
1975 - учеба в Пуро-Можгинской начальной школе Малопургинского района.
1976-1983 - учеба в санаторной школе г. Сарапула (3-4 кл.), в Бурановской средней школе Малопургинского района (5-6 кл.) и снова в санаторной школе г. Сарапула (7-8 кл.)

Начало 1980-х гг. - первые публикации стихов, рассказов, новелл в детской газете «Дась лу!» («Будь готов!»).

1984-1987 - учеба в Можгинском ветеринарном техникуме, посещение занятий литературного кружка Можгинского педучилища, которым руководила преподаватель удмуртского и русского языков Т. С. Иванова.
1987-1988 - работа ветеринаром в колхозе им. Азина (д. Новая Казмаска) Завьяловского района.
1988-1990 - служба в пограничных войсках Советской Армии в Хабаровском крае.
1991-1996 - учеба на факультете журналистики МГУ, 1996-2001 г. - в аспирантуре. Сотрудничество с редакцией газеты «Аргументы и факты». Был также парламентским корреспондентом.
1994 - Валера принят в члены Союза писателей РФ.
1995 - вышел первый сборник стихов «Гольык» («Обнаженность»), стажировка в Италии.
Стихи и рассказы печатались в газетах и журналах: «Книжное обозрение», «Луч», «Смена», «МК-Воскресенье», в интернет-изданиях. Работал в газетах «Аргументы и факты», «МК», «Время МН».

Командировки в Чечню, Таджикистан, Турцию, Афганистан, Югославию (Косово), Иран, Палестину, Израиль... Начало серьезной журналистской работы. В Чечне был контужен.

1996 - вышел сборник стихов «Тень моей жизни».
2000 - вышел сборник стихов «И по венам из сердца уходит любовь...»
2001, 2002 - в антологии «Поэты Москвы» (сост. Альмира Уральская) включены подборки стихов Валеры,
2002 - в номинации «Лучшая статья» отмечена работа Валеры о Палестине «Война обетованная», автору присуждена журналистская премия.
Ночь на 31 марта 2002 г. - Валерий Батуев убит. На момент гибели - специальный корреспондент газеты «Московские новости».
В Ижевске смерть Эрика Батуева получила широкое освещение в СМИ. На телевидении Республики Удмуртия вышел документальный фильм о нём. Данное событие также было отмечено несколькими финно-угорскими изданиями.

Май 2003 г. - "за талантливые стихи и яркую публицистику, за мужество и героизм поэта и журналиста" Валерий Батуев награжден (посмертно) Премией Союза писателей Москвы "Венец";

2004 год - Министерство народного образования Удмуртской республики включила 9 стихотворений Валерия в общеобразовательную программу средней школы; 2005 год - Администрация Завьяловского района Удмуртской республики учредила ежегодную литературную премию имени Эрика Батуева.

Библиография:

Батуев Эрик. Обнаженность: Стихи. Ижевск, 1995.
Батуев Эрик. Тень моей жизни: Стихи (Перевод с удмуртского языка). Предисл. Р. Казаковой. Ижевск, Тодон, 1996.
Батуев Эрик. "И по венам из сердца уходит любовь..." Стихи. Ижевск, 2000.
"Поэты Москвы": Антология./Сост. А.Уральская - 2001,2002. (подборки стихов)
Батуев Эрик. "Ночная радуга" ("Уйшор Вуюись") на удмуртском и русском языках. Поэзия, проза, публицистика. Предисловие Р.Казаковой. Ижевск "Удмуртия" 2005.

Легкий А. Эрик. Легкий неформат: Всё, о чём хотелось сказать, но было негде



http://www.stihi.ru/2010/11/16/6615

среда, 25 января 2017 г.

Красота

Николай Колычев.


Много-много банок разных
Я под ванною нашёл.
Сунул руку в банку - краска.
Я в другую — хорошо!

- Люди! -
Я из ванны вышел
В разноцветных пятнах весь:
- Вы такую красотищу
Почему забыли здесь?



Надо праздник всем устроить,
Все порадовались чтоб!
И по новеньким обоям
Я — наотмашь — шлёп, шлёп, шлёп…

пятница, 20 января 2017 г.

Сценарий пьесы о прп. Трифоне Печенгском

Николай Колычев
Неоконченная пьеса.



Трифон Печенгский - Кольский святой,креститель саамов (лопарей).






















1.
ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА МИТРОФАНА (имя святого до пострижения) С ЛОПАРЯМИ.

Саамское становище. Куваксы (саамские чумы), жерди - загоны для оленей, и.т.д. Бытовая сцена. Люди занимаются повседневными делами. Беспорядочный говор (саамский). Кто-то напевает...
Центральная сцена - нойда (шаман) о чем-то разговаривает с охотниками.
Прибегают дети. Что-то взволнованно жестикулируя, объясняют, указывая в сторону леса.
Нойда отрывисто дает какую-то команду и охотники убегают вслед за детьми.
Приносят обессилевшего человека, заросшего, в лохмотьях. Он без сознания. Заносят в куваксу.
Нойда осматривает его, дает указания женщинам. Те убегают, суетятся, приносят в плошках воду, какие-то снадобья... Омывают, превязывают найденного...
Свет гаснет. Медленно загорается вновь.
У лежанки больного саамка. Больной мечется в горячке. Бредит. Саамка зовет нойду. Он начинает ритуал - камлает (кекует, колдует). Больной медленно приходит в сознание, приподнимается на лежанке.


МИТРОФАН:
- Ах, пустите, пустите, оставьте поганое дело!
Вы хотите помочь, но от этого мне только хуже.
О, не надо, не надо, не надо спасать мое тело,
Волхвованьем бесовским мою вы погубите душу..


четверг, 19 января 2017 г.

Угловатое солнышко

Николай Колычев


Я рисую солнце маме.
Я тружусь. Даю вам слово!
Только солнышко с углами
У меня выходит снова.

Ну и пусть, я даже рад,
Что оно квадратным будет!
Я ведь - тоже... угловат.
Но меня же мама любит!





http://www.stihi.ru/2011/04/14/4301


 

Я жизнь люблю!

Николай Колычев

                                                
Вере.

Как хочется порой проклясть судьбу мою!
И всё же не кляну и не скорблю.
Давай, спроси меня, о чём я думаю...
Я думаю о том, что жизнь люблю!

Ещё люблю тебя, родная женщина.
За то, что есть. За то, что мне дана.
Пусть время нам досталось сумасшедшее...
А мудрыми бывали времена?

вторник, 17 января 2017 г.

Я видел счастье

Николай Колычев


Не знаю сам, что надо мною властвует.
Как объяснить, коль все слова — не те...
Я видел, видел, видел, видел счастье!
Но вспомнить не могу — когда и где.

Там церковь в небо крест вздымала гордо
Над кладбищем. А сразу же за ним
Сияли стены изб сосновым золотом,
Знать были свежесрублены они.

Чтобы выжить

Николай Колычев


Не самоубийство. Не поиски истины
смысла самокопаний в судьбе...
Себя заряжаю в себя, чтоб собой в себя выстрелить!
В себя самого возвратиться, ведь я — не в себе.

Покоя! Покоя! Покоя прошу у Всевышнего!
Очищенных мыслей и чувств; и без ужасов — сна.
Вокруг меня столько пустого, ненужного, лишнего...
Но всё это — хочешь-не хочешь — приходится знать.

понедельник, 16 января 2017 г.

Светает

Николай Колычев


Песок косы залива полусонного
Босой стопой присмят — скрипит рассыпчато.
Проснулось солнце. Из-за горизонта
Оглядывает мир, привстав на цыпочки.

Тумана клочья прячутся меж соснами,
И первый свет несмело сосны трогает.
Накалываясь на хвоинки острые,
Он лучики, как пальчики отдёргивает.

"Расставание". Песня Николая Колычева




Песня о первой, подростковой любви в авторском исполнении
- на Медиасайте "Николай Колычев"




воскресенье, 15 января 2017 г.

Сказка о коммунизме

Николай Колычев


В стране огромной, в стране печальной,
Старики и дети, мужчины и женщины
Жили... были... Скорее — ждали
Жизни когда-то кем-то обещанной.

Верили — там будут щедрые пенсии,
Цены смешные, зарплаты волшебные...
Люди с утра пели бодрые песни,
А по ночам завывали душевные.

Что смешного?

Николай Колычев

- Здравствуй, деда, мой хороший!
Это я, твой внук пришёл! -
Дверь прикрыв, стою в прихожей
И буравлю взглядом пол.

Вышел дед. Глядит. Ни звука.
Хмурится. Я весь в песке,
На коленке дырка в брюках,
Кол и двойка в дневнике.

пятница, 13 января 2017 г.

Человек убегал от себя прочь

Николай Колычев

Человек убегал от себя прочь.
От пристрастий своих и своих бед.
Осознав, что вся прошлая жизнь — ночь.
Человеку хотелось — на свет!

Человек прорывался сквозь снег,
Оступался и падал на лёд.
От себя хотел убежать человек,
Не хотел больше жить, как живёт.


Я странно жил

Николай Колычев

Я странно жил - страдая и любя,
Брёл к Богу - сквозь грехи, не зная брода,
Считая высшим счастьем для себя -
Стихами говорить с родным народом.

И громогласно проклинал я зло!
И воспевал я чистые порывы!
И превращалось Слово в ремесло,
И...
Никого не сделал я счастливым.

среда, 11 января 2017 г.

Мурманск весною растает

Николай Колычев


Словно и не было лета.
Словно его и не будет.
В наледях синего света
Мёрзнут холодные люди.

Зябко стоять во дворе мне,
Летними бредя стихами.
Тонут в сугробах деревья,
Шаря ветвями на память.

Фото О.Лукичевой

Мой друг когда-то был коммунистом

Николай Колычев


                                         Игорю Козлову,
                                                                                         от всей души.


Мой друг когда-то был коммунистом.
Он сделал головокружительную карьеру.
Коммунистом он был неистовым.
И делу Ленина предан без меры.

И я в те дни коммунистам сочувствовал,
И тоже с нетерпением ждал эры новой:
...В плошках у всех будет густо и вкусно.
А ещё - жильё. И... свобода слова!

вторник, 10 января 2017 г.

Буду молчать

Николай Колычев


Господи! Боже! За что нам всё это? За что?
Скорбь налагает на губы молчанья печать.
Боль моя больше чем слово, чем песня, чем стон,
Больше, чем слёзы.
Поэтому — буду молчать.

Бесы ли горем стремятся нам глотки заткнуть,
Чтоб превратилось молчанье в мычанье и вой?
Или Господь на единственный истинный путь
Нас направляет, чтоб жили своей головой?

понедельник, 9 января 2017 г.

Николай Колычев. Стихи на букву "Ш"


Шёл по улице дурак

Дар Божий

Николай Колычев

               
                        "Мне снился гулкий колокольный звон..."

Мне снилось нечто. Раньше.
А теперь —
Давно не заползали сны под веки.
Мне снилось то, что не имело мер,
Пределов и названий в человеке.

Я помню, помню это…
Всякий раз,
Тягуче — словно  тёплый мёд по горлу,
Из тьмы сознанья на изнанку глаз
Тёк сладкий свет и облекался в форму.