пятница, 20 января 2017 г.

Сценарий пьесы о прп. Трифоне Печенгском

Николай Колычев


Трифон Печенгский - Кольский святой,креститель саамов (лопарей).



1.
ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА МИТРОФАНА (имя святого до пострижения) С ЛОПАРЯМИ.

Саамское становище. Куваксы (саамские чумы), жерди - загоны для оленей, и.т.д. Бытовая сцена. Люди занимаются повседневными делами. Беспорядочный говор (саамский). Кто-то напевает...
Центральная сцена - нойда (шаман) о чем-то разговаривает с охотниками.
Прибегают дети. Что-то взволнованно жестикулируя, объясняют, указывая в сторону леса.
Нойда отрывисто дает какую-то команду и охотники убегают вслед за детьми.
Приносят обессилевшего человека, заросшего, в лохмотьях. Он без сознания. Заносят в куваксу.
Нойда осматривает его, дает указания женщинам. Те убегают, суетятся, приносят в плошках воду, какие-то снадобья... Омывают, превязывают найденного...
Свет гаснет. Медленно загорается вновь.
У лежанки больного саамка. Больной мечется в горячке. Бредит. Саамка зовет нойду. Он начинает ритуал - камлает (кекует, колдует). Больной медленно приходит в сознание, приподнимается на лежанке.


МИТРОФАН:
- Ах, пустите, пустите, оставьте поганое дело!
Вы хотите помочь, но от этого мне только хуже.
О, не надо, не надо, не надо спасать мое тело,
Волхвованьем бесовским мою вы погубите душу..


Я так долго блуждал среди скал, видя вас в отдаленьи,
Я, пытаясь догнать, день за днем шел по тундре за вами.
Но опять и опять уносились вы вдаль на оленях
Наважденьем летучим, виденьями, зыбкими снами...

По просторам болот и по зарослям леса густого,
По горам, по камням, обливаясь то потом, то кровью
Я пришел, чтоб сказать вам великое слово Христово,
Чтоб оно освятило народ ваш Господней любовью.

Я пришел вам сказать...
Дайте встать... Отпустите! Да что вы!
Вас же много! Неужто один я опасен иль страшен?

(Шаман отдает какие-то распоряжения. Ему подносят глиняную плошку, в которую он подсыпает какой-то порошок).

Я пришел для того, чтоб сказать вам великое слово...

(Больному насильно вливают в рот зелье)

О, Иисусе Христе! Матерь Божья... заступница наша...

(Падает на лежанку и вновь засыпает).


* * *

(Мяндаш - мифический белый олень, прародитель саамского народа).

Та же кувакса. Зыбкое освещение. Больной лежит. В призрачной дымке - то ли реально присутствующий, то ли видение - нойда.
Нойда (не открывая рта):

- Эй, слушай! Я с тобою говорю!


МИТРОФАН:
- Что это, явь? Или в объятьях сна я?
Ты говоришь? Ты знаешь речь мою?


НОЙДА (голос за сценой):
-Я нойда. Сильный нойда. Много знаю.

Я знаю духов леса и земли,
Воды и неба...
Знаю тех, кто выше...
Я вижу мысли явные твои,
И тайные твои желанья вижу.

Я — Мяндаш, я - олень, что в стаде бел,
Пасущийся и свой народ пасущий.
Я стать могу невидимым тебе,
Бесплотным быть могу и вездесущим.

Я - как вода, что зреет в облаках,
И камни дна ощупывает в реках...
Мне даже знать не надо языка,
Чтобы постичь глубины человека.

Я чувствовал, как кроясь и таясь,
За нами кочевал ты дни и ночи.
В тебе есть то, чего не знаю я,

А то, что знаю я - ты знать не хочешь.
Ты тверд в своих стремлениях.
К тому ж
Ты здесь кому-то сильному в угоду...

МИТРОФАН (с легкой иронией):
- Каков же я, скажи...


НОЙДА:
- Ты чист...
И чужд
Моей земле и моему народу.

И потому прошу тебя, уйди!
Дадим тебе и рыбы мы, и мяса,
Кережу и оленя... Все дадим.
Не трать ни сил ни времени напрасно.
Уйди!

МИТРОФАН:
- Но как же так? Я не могу!
Я должен. Я обязан. Я не в праве!
Я этим гнев великий навлеку
Того, кто в этот край меня направил.

НОЙДА:
- А кто твой господин?
Он царь? Он дух?

Коль знаешь духов, то сразись со мной ты.
Не может наше племя жить без нойды,
Но гибельно ему при нойдах двух.

МИТРОФАН:
- Я не колдун.
Мой Бог, мой Господин,
Тот, кто послал меня на вашу землю,
В Едином Духе и Отец и Сын,
Всемилостив, Всесущ и Всеобъемлющ.

Рука Его повсюду и везде!
Еще до жизни многих поколений
Господь однажды создал нас, людей...

НОЙДА:
- Не всех.
Мы происходим от оленей.

Ты думаешь, пасем оленей мы?
Ты думаешь, они людьми гонимы?
Они бегут — своим умом умны,
А люди — только следуют за ними.

Олени мы.
Олень - любой из нас.
Оленям плохо - будет людям тяжко.
И если кто оленя взял в упряжку —
Как  брату все последнее отдаст.

Подумай сам: зачем оленю власть?
Ему не надо ни царя, ни Бога.
Здесь много нас. А ты - один сейчас.
Твой Бог - один. А наших духов — много.

И потому тебе я говорю:
Уйди от нас добром. Ты — гость, не пленник.
Ведь я тебе пообещал оленя.
Почти что брата я тебе дарю.

Ночь на исходе. Близится пора.
Когда поют, зарю встречая, птицы.
Недолго уж осталось до утра.
Вздремни. А утром я приду проститься.


Утро. Митрофан выходит из куваксы. У входа- олень, запряженный в кережу(саамские сани-волокуша, типа лодки). Нойда и лопари вышли провожать. В отдалении - сеЙд и предметы поклонения. Происходит ритуал, связанный с пожеланием доброго пути.


МИТРОФАН (обращаясь в первую очередь к шаману) кланяется в пояс:
- Лесной народ! За все спасибо вам.
Вы гоните меня? Ну что ж, уеду.

(обращает внимание на сейд и поклоняющихся ему саамов указывает на них рукой)

Но я прошу: не поклоняйтесь сейдам,
Каменьям вашим, шкурам, черепам!

(двигается в сторону сейда)

Послушайте меня! Лесной народ!
Иначе вас поглотит ада пламя!
Покайтесь, и Господь пребудет с вами,
И в вечности дарует вам живот!

Внемлите же! Иначе - вам беда.
Как скалы мхом, вы поросли грехами...

(подходит к сейду, пинает и разбрасывает шкуры, предметы поклонения).

Не поклоняйтесь дереву и камню,
Но поклоняйтесь Господу всегда!

(Среди саамов нарастает гул недовольства. Кто-то вцепляется в волосы Митрофана, кто-то пинает его).

МИТРОФАН:
- В аду, в геене огненной горят
Все грешники!

(Избивающих становится все больше и больше. Митрофана уже не видно за грудой тел, лишь руки и пачки(саамская зимняя одежда) взлетают над облепившей его толпой). Он сдавленно кричит:

Любые муки можно
Перетерпеть, когда во славу Божью!

Спаси Господь, не знают, что творят...


Окровавленного, избитого Митрофана подхватывают на руки, бросают в керкжу, погоняют оленей и они увозят его.

МИТРОФАН (в кереже, на ходу):
- Язычники!
И все ж - они добры.
Спасибо, что не труп я и не пленник,
Спасибо за еду и за оленей...
Я к вам вернусь. Прощайте до поры.

Не отступлюсь. Я должен...
Но, пока
К ним с Божьим Словом рано мне, наверно.
Что я могу, не зная языка?
И нравов их, и веры их неверной...

2.

Варгав - русское название Варангер-фьорда, пограничной крепости норвежцев.
Кегор - в 15-16в.в международный торг в районе острова Рыбачий.
Мурманы - норманы, скандинавы (шведы,норвежцы)

КЕГОР. ЯРМАРКА.

Якоря со дна повырваны, убраны.
Паруса полным-полны, да не порваны.
Из Варгава на Кегор идут мурманы,
По волнам летят драккары их черные.

А из русла-то из Кольского, узкого,
Паруса расправив чистые, белые,
Словно лебеди плывут лодьи русские,
На Кегорский торг идут люди смелые.

Детвора на берегу, бабы воющие,
Словно вечное их ждет расставание.
Много раз торга кончались побоищем,
Хоть не редко и попойкой с братанием.

По лесам спешат кережи лопарские,
Их несут олешки скоренько-споренько.
За меха, за королевские царские
Будет медный котелок им с топориком.

В каждом стане упреждают: от буйств кого,
А другого ограждают от дурь-вина.
Не обманывай, гляди мурман русского!
А и ты не задирай русский мурмана!

Эх, приходится давать цену красную!
И глядят из-под бровей щуря очи-то
Мурман с русским друг на друга - с опаскою!
А кому домой вернуться не хочется?

Мен-торговля - испокон дело подлое,
Чести очи застит выгода черная.
Не бывали прибыли? Будут! Вот — лови!
Лопари - они считать не ученые!

Лопаря лишь охмури словом ласковым,
И, обманутый, обманется заново.
Такова у них судьбина лопарская.
Сам суди - кого еще здесь обманывать.

Кто-то громко ржет не сдержав восторг,
Кто-то спорщика перекрикивает.
Эх, идет-гудет на Кегоре торг.
Чудо-ярмарка разноязыкая!


Кегорский торг. Причалы, торговые ряды. Саамские куваксы и.т.д. Митрофан помогает Устину (хозяину лодьи, промышленнику), торговать. С ними и молодой сын хозяина - Егор.


УСТИН:
Кегор! Кегор! - торговый рай!
Давай, Егор, товар сгружай!

Не будет скучно, Митрофан!
Засучивай-ка рукава!

Смотрите зорче там и тут,
Случается - товар крадут.

Не все по чести торг творят!
Давай-ка здесь мы станем в ряд.

Сейчас, сейчас... Сбегайтесь все!
У нас для вас треска и сельдь!

Раскладывай, похвастайся
И камбалой и палтусом!


К прилавку подходят норвежцы:
- Сколь цена?
- Какая коста?
- Ер дю прате руссе-носка? -
 
- Давай, еще убавь немножк,
Яй чопт ваш фиш — и силд и тошк.

УСТИН (взвешивая рыбу, Митрофану):
- Торг по чЕсти! Жаль - не жаль,
Тут уж не обвесь кого...

МИТРОФАН, показывая на противоположные ряды:
- Ты гляди, какая сталь
У немчины свейского

Рыболовные крючки,
да ножи различные...
Знать, заморски мужички —
Кузнецы отличные.

УСТИН:
- А то-по-ры!..
Ка-ки! Гля-ди!
Бе-ри в ру-ки! В лес иди!

Вали сыр-бор - да сразу в сруб!
Тот люб топор и этот люб!


Швед продает лопарям большой медный котел в обмен на меха. Требует сложить стопку, высотой в котел(объясняются жестами). Когда стопка по высоте сравнивается, он накрывас. ее доской и придавливает ногой. Требует еще:

- Твой рухлядь, мех, а мой — котел.
Давай, давай, го ,го, пошел!

Дет вельдий лита! Мо! Еще!
Дет грюта стур! Го,го, пошел!


МИТРОФАН:
- Ох, свей-злодей! Хитер! Смотри,
Как лихо лопарей дурИт!

УСТИН:
- И правда, налицо — обман,
Но что тебе-то, Митрофан,

Ты что, на свете всех добрей?

МИТРОФАН:
- Я знаю этих лопарей.

Хозяин, слушай, может наш
Котел до вечера мне дашь?


УСТИН:
- Что, блажь нашла? Свербит? Горит?
Да мне не жаль котла, бери.

МИТРОФАН,подходя к месту торга саамов со шведом:
- Лесной народ! Оленный люд!
Я слышал торг случайно тут.

Со свеем этим вы, кажись,
В цене не можете сойтись.

Так вот, я предложить пришел
За эти шкуры свой котел

Пускай не нов и закопчен,
Но шире он и выше он.

Ну, как? Я вижу - спора нет.
И по рукам! И рухлядь — мне!

И вам - котел.

Обменивается с саамами и грозит шведу:
- А ты — смотри,
Впредь по три шкуры - не дери!


Уходит со шкурами. Швед бросается вдогонку:
- О, ней! О, ней! Комете бак!
Не так! Ты лага все не так!

МИТРОФАН:
- Бери две шкуры за котел.
А коль не хочешь - я пошел.

ШВЕД:
- Комете баке! Дю! Бандит!

МИТРОФАН:
- Ой, что-то, дядя, ты сердит!
Я ухожу...

Швед вырывает у него две шкуры и впихивает в руки котел.

МИТРОФАН:
- Согласен? Что ж...
Да больше лопарей не трожь!

Митрофан идет со шкурами мимо прилавков с товаром. У прилавка с сетями и веревками:
- Хозяин, глянь, каков медведь!
Давай мне за медведя сеть,
Веревку крепкого витья,
Да ниток тонких - для шитья.

У другого прилавка:

- А ну, гляди, каков бобер!
Давай мне за бобра топор!

А ежели по чести хошь,
Давай еще в придачу нож!

Переходит к следующему:

А ты дивись - какая рысь!
Давай за рысь - не поскупись

Ты бисеру в размер пшена
Насыпь в мою кису сполна.

Еще - иголок, разных бус
И пуговиц...

Складывает все в мешки и довольно потрясает ими:

Богатый груз!
Егорка! Помоги скорей!
Пойдем с тобой до лопарей.

Подходят к стоянке лопарей. Те уже собирают куваксу, готовятся к отъезду.

- Эй, люд оленный! В добрый час.!
Никак уже собрались в путь?

Я тут принес товар для вас,
Лишь мой котел прошу вернуть.

Не бойтесь, это не подвох,
Тверды, как сталь мои слова.

Ведь я все это — видит  Бог —
За  вашу рухлядь сторговал.

Берите, милые мои,
Что в пользу вам - тому я рад.
Вы мне однажды помогли,
А я вам помогу - сто крат!

От века за добро платить
Добром ведется на Руси!
Ну, что ж, счастливого пути.
Лопари:
- Пасиб!
- Пасиб!
- Пасиб!
- Пасиб!

Митрофан с Егором возвращаются назад:

МИТРОФАН:
- Постой, Егорка, не спеши,
Летишь, земли касаясь чуть.

Ну, как лопарки? Хороши?
Да ладно, ладно... Я шучу.

Эх, что возьмешь с вас, молодежь...
А ты, Егорка, все ж гляди:
Поморок девок - не найдешь,
А вон, лопарок - пруд пруди!

ЕГОР::
- Да что во мне? Какой изьян?
Чтоб я, с язычницей? - ни в жизнь!
Ты, если хочешь, Митрофан,
То на лопарке сам женись. 
 3. 

МИТРОФАН И НОЙДА НА КАПИЩЕ

Митрофан в очередном походе на поиски лопарей. Дождь. Он выходит на поляну к лопарскому капищу:


«Все! Больше силы нет. И день дождливый.
И ноги стер. И проглядел глаза.
Что за народ! В быту — неторопливы,
Ленивы даже, я бы так сказал.

Но в тундре - ты попробуй уловить их.
Лопарь - он только с виду слаб и прост.
Сегодня здесь оленье стадо видят,
А через день - чуть не за сотню верст.

А что это за камень? Шкуры, знаки...
И косточки привязаны на куст...
Здесь капище лопарское... Однако,
Скорей всего я здесь их и дождусь.

Приглядывается, осматривает капище.

Нет ни следа... На жертвеннике — скудость
Видать, давненько не бывали тут.
Ну, что же, надо думать - скоро будут,
Иначе - духи с голоду помрут.

Чу! Чу! Кого Господь несет сюда мне?
- Эй, выходи! Свой облик покажи!


Выходит уже знакомый нойда с копьем в руках, угрожающе приближается к Митрофану.



МИТРОФАН:
- О! Узнаю тебя, знакомец давний!
Все верно. На ловца - и зверь бежит.

Эй, тихо, тихо ты, не заколи меня!
Здесь капище твое, я знаю сам.
Послушай, нойда, у тебя есть имя?
Как величать тебя?


НОЙДА:
- Я - Мовкасан.


МИТРОФАН:
- Ты - Мовкасан, я Митрофан.
Вот, видишь -
Почти что тезки.Ишь, выходит как!
Я знаю, что меня ты не обидишь,
И знаешь ты, что я тебе не враг.

Как мне о ваших нравах больше вызнать?
Покуда мы одни, глаза в глаза,
Давай с тобой поговорим о жизни.
Скажи, зачем живешь ты, Мовкасан?


НОЙДА МОВКАСАН:
- Зачем живу? Чтоб жить, чтоб есть, чтоб пить,
Чтоб радоваться солнцу, зверю, птице,
Живу, как все, как всякий, кто родится,
Чтобы ходить, дышать... Живу, чтоб быть.

Чтоб мой народ зимой не грыз коры,
Чтобы олень ходил с набитым брюхом,
Я, Мовкасан, задабриваю духов,
Чтоб духи были к племени добры.

Я сильный нойда. Я могу камлать,
Лечить болезни всякие умею.
Я нужен — свой народ от зла спасать.
Нет нойды в нашем племени сильнее.


МИТРОФАН:
- Но что потом?


НОЙДА МОВКАСАН:
- Потом? Пройдут года,
И стану я еще сильней и старше...


МИТРОФАН:
- А в племени уже родился мальчик.
Он станет новым нойдой. Что тогда?..

Тогда - наступит дряхлости пора.
Ну, а потом?.. Послушай же, сердечный,
Ты хочешь никогда не умирать?
Прими Христа и благо жизни вечной.


НОЙДА МОВКАСАН:
- Ты лжешь! Я видел - русских убивали.
И все, и всякий превращался в труп!..
А если в сердце я копьем ударю
Тебя.
Ты не умрешь?

Приставляет к груди Митрофана копье.

МИТРОФАН:
Я — не умру!

Ты душу не убьешь, убьешь лишь тело.
Душа же вознесется ко Христу.
Там - благодать! Там - вечность без предела!
Тебя ж - осудит к мукам Божий Суд!


НОЙДА МОВКАСАН:
- Откуда знаешь ты? Ты был у Бога?
Ты видел Бога?

МИТРОФАН:
- Нет, но слышал я
Его веление - в стране далекой,
Чужой, о Нем поведать лопарям.

И не могу ослушаться приказа,
Ты можешь мучить, бить меня, терзать...
Подумай трезво, у тебя есть разум.
Кто б мог еще мне это приказать?


Племя постепенно выходит из лесу и лопари медленно приближаются к ним.

МИТРОФАН (продолжает):
- Я - Божий раб! И ради Бога буду
Лишаться, и терзаться и страдать.
Ведь всякого постигнет и повсюду
И Божий гнев, и Божья Благодать.

А духи...
Ду-хи-и! Я у вас в гостях.
Тьфу, тьфу на вас! Примите поруганье!
Как можно уповать на помощь камня?
Как верить шкурам, идолам, костям?

Я научу тебя молиться Богу!
И душу, душу ты спасешь свою...

НОЙДА МОВКАСАН:
- Не трогай сейд! Нельзя! Нельзя! Не трогай!
Не трогай камень! Никогда! Убью!

Зачем нам Бог, с которым ты пришел?
Ты с Богом - нищ. У нас есть все - без Бога.
Ты на Кегоре делал хорошо,
А это... здесь... ты делал очень плохо.

Сейд слышит нас. Он думает..


МИТРОФАН:
- О ком?
О шкурах. Хорошо ль они протухли?
Смотри, я бью по сейду кулаком.

Нойда пытается помешать Митрофану.

МИТРОФАН:
- Не трожь меня! Пускай накажут духи!

Внезапно сейд взлетает, ударяет Митрофана, отбрасывая его в сторону и опускается на место.


НОЙДА(ухватив Митрофана за волосы):
- Я говорил тебе, не трогай камень?
Я говорил по-доброму: уйди?

Нет, не касайся рук моих руками,
Пусть твой Господь тебя освободит.

Митрофан рывком головы отрывает свои волосы. Они остаются в руке нойды.
Племя набрасывается на него, он с трудом , отбиваясь покидает капище.

НОЙДА (глядя вслед):
«Живой?
...Живой. Пополз к своей пещере.
Наверно, русским скучно жить без бед...
Но как он верит Богу.
Так не верят тому, чего на белом свете нет.


ч.1. - http://www.stihi.ru/2012/12/03/1846
ч.2. - http://www.stihi.ru/2012/12/03/1941
ч.3. - http://www.stihi.ru/2012/12/03/2111


Первая публикация 03.12.2012.