пятница, 19 апреля 2013 г.

Валентина Кузнецова. Два Николая


К презентации книги стихов Николая Владимировича Колычева "Гармония противоречий" я готовила сообщение. Во вступительной статье, написанной первым секретарем Союза писателей России Геннадием Ивановым, меня привлекла интересная мысль: "Сейчас в ходу выражение "По гамбургскому счету". Так вот, если по этому самому счету говорить, то для меня уровень современной русской поэзии определяется четырьмя именами. На севере - это Николай Колычев из Мурманска, на юге - это Николай Зиновьев из станицы Кореновской Краснодарского края, на Востоке - Владимир Башунов из Барнаула (к сожалению, он недавно умер), на западе - Глеб Горбовский из Санкт-Петербурга. Вот такой "поэтический крест".


Николай Колычев

Названный Геннадием Ивановым Николай Зиновьев для меня был новым поэтическим именем. Спросила о нем у Николая Колычева. Он знал. Ему из Череповца прислали небольшую книжечку стихов Зиновьева. А вскоре мне, во время встречи в Москве в Союзе писателей, Геннадий Иванов даровал 5 книжечек поэтической серии "Новые стихи", основанной Союзом писателей на Рязанском пленуме, посвященном 110-летию С.А.Есенина. Среди них была и книжечка стихов Зиновьева. Зная о моем интересе к поэту, Надежда Большакова нашла в Интернете стихи Зиновьева и статьи о его поэтическом даре. А вскоре и из Череповца в благодарность за то, что им были посланы книги Николая Колычева, прислали еще один сборник стихов Николая Зиновьева. Теперь я могла сказать, что говоря о поэтическом кресте России, прав был Геннадий Иванов. Ведь "главное богатство России - духовность.

Николай Зиновьев
Самый надежный бастион нашей Родины - Душа человеческая, очищенная и защищенная от меркантилизма, от стяжательства, от пустого потребительства. Что может быть страшнее ожирения души?" - пишет в послесловии к сборнику стихов Николая Зиновьева "Души печальные порывы" О.Т.Паламарчук.
Словом стихов бьются за Душу Людскую два Николая.
Нет, они не ставят перед собой грандиозные политические задачи "глаголом жечь сердца людей", тем более современных людей. Их задача скромнее, но масштабнее: разбудить в человеке человеческое, "заставить каждого встать рядышком с собой и посмотреть на себя со стороны критически, спросить себя: "А всё ли чисто в душе моей?"
И начинать надо с себя. Всего четыре строчки Николая Зиновьева:
Вот сменила эпоху эпоха,
Что же в этом печальней всего?
Раньше тайно мы верили в Бога.
Нынче тайно не верим в него...
Сколько в них боли и мудрости. Или еще четыре строки из другого его стихотворения:
Не прощусь ни в коем разе,
От натуги пусть хрипя,
Буду Родину от грязи
Отмывать, начав с себя...
Это был Николай Зиновьев. А вот голос Николая Колычева.
Но опять на меня
Чья-то глупость надела узду.
Распрягите, прошу Вас,
На большее хватит мне духу...
-
... Я хочу ощутить,
Что живу я и думаю сам!
Дайте вольному волю,
Помилуйте грешную душу...
Вот и не ставили поэты политических задач, а читатели Тюменской области использовали их стихи так. Наталья Чистякова признается: "Казалось бы, я должна говорить о кризисе и экономике... Новая экономика - это экономика НОВОГО ЖИЗНЕННОГО СТИЛЯ И НОВЫХ ЖИЗНЕННЫХ ЦЕЛЕЙ. Проблема в том, что поразивший планету кризис - это кризис Закона Захвата. Нас учили жить по Законам ЛЮДЕЙ, а нам пришлось жить по Законам Зверя. Творчество не рождается в позолоченной крепости и Невозможно (!) разбудить то, что не может родиться в "заколоченной Душе". Творчество - это не газ, и его подачу нельзя регулировать, закрывая и приоткрывая задвижку...
Но, прошу вас,
Не надо "влиять"
На цветы, что цветут на лугу
Безо всяких приказов...
Это строки блестящего поэта Николая Колычева, поэзию которого я сегодня и выбрала как самую главную и приоритетную тему текущего момента", - сообщает тюменская журналистка Чистякова.
Да, в полный голос проявили себя два Николая тогда, когда сгустились грозовые тучи над их большой и малой Родиной. Их голоса забивали и продолжают забивать чуждые русской натуре звуки безнравственности и вседозволенности.
Меня учили: "Люди - братья.
И ты им верь всегда, везде".
Я вскинул руки для объятья
И оказался на кресте.
Но я с тех пор об этом "чуде"
Стараюсь все-таки забыть.
Ведь как ни злы, ни лживы люди,
Мне больше некого любить.
(Н.Зиновьев)
Разве может оставить равнодушным любого человека, обеспокоенного судьбой родной земли и того великого духовного богатства, которое на ней произростало, вот такие стихи Николая Зиновьева:
Где русские тихие песни?
Хотел бы их слышать. Вотще. (Устар "напрасно, тщетно". О.Л.)
Крикун же заморский, хоть тресни,
Мне нужен, как волос в борще.

Где русские квасы и каши?
Где русский на избах венец?
Где русские женщины наши?
Где русская речь, наконец?

Россия, любимая, где ты?
Какой тебя смёл ураган?
Остался на ветку надетый
Небьющийся русский стакан.
Крест- Воля - Полет...  В стихах обоих Николаев это звучит серьезно и светло.
"Не случайно тема КРЕСТА так пронзительна и в стихотворении Николая Колычева", - отмечает Наталия Чистякова.
...Я был пленён. Точнее — влит звеном
В цепь вечного согласия и счастья.
Где всё, что есть, — тому подчинено,
Чему и я безропотно подвластен.

Аукалось родство окрестных мест,
Я ощутил знакомыми до боли
И крест над храмом, и поклонный крест,
И крест над обновлённой колокольней.

И кованные ковдские кресты,
Могучие, как те, кто жил здесь прежде…
И чаек крик, и лодки у воды,
И этот дождь, стекавший по одежде.

В лицо хлестали мокрые кусты,
Но я уже не разбирал дорогу…
Я понял — мы ушли из красоты,
Для нас однажды сотворенной Богом.

Мы строим Вавилоны, вновь и вновь
Теряя рай. Довольствуемся адом.
Бетонных обитатели кубов
И чёрных почитатели квадратов...
Вот так один Николай дополняет другого. Думают и пишут об одном, о том, что сердцу близко. Но каждый по-своему.
Да, я согласна с Наталией Чистяковой, "главный Бой сегодня - это отнюдь не Бой за экономику, это Бой за творца, за Бога в Себе. Бой за то, чтобы тебя не превратили в Зверя, не сделали "Оборотнем". И вот эту тему "Оборотня", заданную опять же потрясающим Проводником в Мир нравственности и Свободы Николаем Колычевым, и выбрала как главный приоритет для обсуждения в контексте глобальной и российской экономики для своей статьи Чистякова.
Вся динамика этого кризиса такова, что сначала люди "жрали друг друга", кто - наживаясь, кто - выживая, затем становились зверьми. А потом, опустившись до животного уровня, убив в себе Дух, не смогли сказать "не надо", когда оказались под прицелом очередного "Человека с ружьем".
Так получилось, что обоим поэтам выпало жить в ту пору, когда страна покатилась под уклон, стремительно теряя и былую державную мощь, и высокие духовные ценности, и веру в благополучное будущее.
"Иных времен татары и монголы" ждут, когда же Русь падет окончательно. Поэты с болью видят это падение россиян. Но не желают быть равнодушными наблюдателями и бьют в колокола тревоги, дабы очнулся народ от забвения, шумят, потому что уверены в ином:
... как ликует заграница
И от счастья воет воем,
Что мы встали на колени.
А мы встали на колени,
Помолиться перед боем.
(Николай Зиновьев)

... Иссякшая. увядшая страна...
Я плачу, но не верить не умею.
Сегодня в глубину растет она
Всё дальше, всё труднее, всё больнее.

А иноземцам видится погост.
Где дерево - крестом последним чахнет.
Но мир однажды изумленно ахнет,
Когда воспрянет Русь и встанет в рост...
(Николай Колычев)
И Николай Зиновьев, и Николай Колычев из тех людей, для которых смысл жизни прежде всего в том, чтобы была Россия, чтобы становилась сильнее и чище, чтобы не прерывала связь времен, не теряла того, чем гордилась в прошлом, чтобы сумела невзгоды побороть.
Николай Колычев пишет стихотворение "О, Родина! Что с нами будет дальше?..", рассказав о детях и пьяной матери, которую дети заботливо сумели поднять:
... Подставив плечи, дети уводили
От злых людей свою родную мать...
Когда бы мы Россию ТАК любили,
Тогда бы мы смогли ее поднять!..
Но и у Николая Зиновьева есть стихотворение, где звучит тот же вывод:
Не потому, что вдруг напился,
Но снова я не узнаю, -
Кто это горько так склонился
У входа в хижину мою?..

Да это ж Родина! От пыли
Седая, в струпьях и с клюкой...
Да если б мы ее любили,
Могла бы стать она такой?!
Как ни горек упрек поэтов, но картина дана верная.
Николай Колычев - наш (мурманский. О.Л.) поэт, получивший в этом году Всероссийскую премию имени Николая Тряпкина и Большую Литературную премию, призывает всех словом равноапостольных первоучителей наших Кирилла и Мефодия объединить народ:
...Но вновь призывают Кирилл и Мефодий:
"К единому слову устами прильните!" -
Чтоб эхом народ отозвался в народе.

Пожмите родство потерявшую руку!
Сомкните родство потерявшие плечи!
Покуда не поздно - поверим друг другу,
Ведь мы так похожи и ликом, и речью.
.
...Со светлой надеждой в славянские лица
Кирилл и Мефодий глядят с поднебесья.
Два русских поэта, два Николая ведут бой за Души Людские.
...Я еще полной грудью дышу
И надеждою полон к тому же,
Что такие стихи напишу:
У бездушных появятся души...
Это Николай Зиновьев.
А дальше Николай Колычев. Два Николая, два поэта, так нужные России.
...Если мы нужны друг другу пока еще,
Значит, есть еще на что нам надеяться.

Скоро листьев и ветвей оборвется связь,
Дождь рассыплет по земле капли дробные,
Я, наверно, лишь сейчас понял в первый раз:
До чего прекрасно жить, люди добрые.


Православная газета. – 2009. – №11-12. – С.14-15.