понедельник, 11 марта 2013 г.

Николай Колычев. Интервью. Часть.4.


По ссылкам можно прочесть первую,  вторую и третью части интервью, которое впервые было опубликовано в замечательном блоге "Музыка души".

Фото сделано в Дубне

10. Как Вы относитесь к современной литературе? Кто из современных писателей-поэтов Вам ближе всего? Как Вы относитесь к мату в произведениях современных авторов?

Честно говоря, я давно заблудился в современных литературных процессах и потому, отвечая на этот вопрос, могу неосознанно выполнить роль Ивана Сусанина по отношению к полякам.

Я не сомневаюсь, что в России множество интереснейших, не известных читателю поэтов и прозаиков. Но сама политика государства по отношению к литературе построена так, чтобы делалось всё возможное, чтобы достойная литература, да и вообще достойное искусство не доходило до народа.

Проект «Закона о творческих союзах» уже скоро как 20 лет лежит в Госдуме без всякого движения. Таким образом, между творческими союзами — писателей, композиторов, художников, архитекторов и другими – так и не установлены какие бы то ни было отношения.

Все эти союзы приравнены к объединениям по интересам. Статус у любого из них ничем не отличается от статуса какого-нибудь объединения «Любителей разведения беговых тараканов» или дождевых червей.

Если писатель не оформляется частным предпринимателем, то для государства он юридически — безработный. Попробуйте встать на биржу труда, как безработный писатель. Вам могут предложить работу журналиста. Но скорей всего предложат поработать разнорабочим, сторожем или кочегаром.
Профессии «писатель» официально в России больше не существует.

Фото Ольги Лукичевой
У меня есть определённые пристрастия к ныне живущим и творящим поэтам, но я не хочу никого называть, поскольку боюсь кого-нибудь обидеть, не упомянув. И, кроме того, я уверен, что многих прекрасных поэтов я просто не знаю и никогда не читал. Не хотелось бы показывать свою серость и леность.

К мату отношусь однозначно отрицательно, как в литературе, так и в жизни. Но сам грешен, могу и выругаться. Могу и написать что-то с матом — для узкого круга знакомых. Не для печати. Хотя допускаю, что могут быть и в литературе какие-то исключительные случаи, когда без употребления матерных слов никак не обойтись.
К счастью, я пока не попадал в такую ситуацию. Богатства нормативного русского языка до сих пор хватало, чтобы письменно выразить свои мысли.
В книгах, журналах, газетах ни одного матерного слова не публиковал, на выступлениях не употреблял.

11. Назовите три последние прочитанные книги?

«Ныкалка» Григорий Салтуп, «Люболь» Раиса Мустонен, «Запах счастья» Елена Леонова.

У меня много знакомых, издающих книжки. Кто-то дарит, и неудобно, когда подаренная книжка стоит непрочитанной, кого-то читаешь просто потому, что знаешь человека и постоянно общаешься с ним. Тоже, неудобно, согласитесь, когда ты понятия не имеешь, о чём пишет твой друг или добрый знакомый.
Это отнимает немало времени, но от этого никуда не деться.

12. Любите ли Вы детективы? Как относитесь к развлекательному жанру?

В детстве очень любил детективы. Зачитывался Конан Дойлем. Да и потом с удовольствием читал. И развлекуху всякую почитывал. Журнал «Крокодил», последнюю страницу «Литературной газеты»…
Но тогда такой литературы было мало. Нам всегда хочется того, чего нет.
А теперь — всего навалом. И ничего не хочется. Читаю философов, историков-документалистов. А вообще читать стал намного меньше.

Фото сделано в Дубне
Люди читают, чтобы открыть для себя что-то новое. Я не знаю, какая литература может меня удивить, вразумить, умиротворить… Вообще — чем-то наполнить. Часто что-то перечитываю. Но перечитывание не даёт ощущения открытия. Это совсем другое чтение.

В этом плане сказывается отсутствие сколь-либо внятной литературной жизни в России. Умирающие и умершие «толстые» литературные журналы, отсутствие авторитетной литературной критики, абсолютное игнорирование литературной жизни страны центральными СМИ — всё это полностью дезориентирует читателя. Ему приходится окунаться в многократно разлившееся море печатной и Интернет-продукции в поисках того, что могло бы его заинтересовать.
В результате, многократно безрезультатно потратив время и силы, он сдаётся и перестаёт искать. Действительно, хотелось бы почитать что-то стоящее, но где гарантия, что иголка в стоге сена будет найдена?

13. Николай, что делать, чтобы душа не оскудела? Как сохранить себя в этом мире?

Я не знаю, что посоветовать. Об этом надо спрашивать у тех, чья душа не скудеет.
А я, глядя на всё, что творится вокруг, не могу не скорбеть. А скорбь — есть уныние, а уныние — есть грех, а грех — есть оскудение души. И всё же, думаю, чтоб хоть как-то сохранить себя, надо не сохранять, не беречь себя.

Фото Ольги Рыжовой
У Андрея Вознесенского есть прекрасная строчка: «Чем больше от сердца отрываешь — тем больше на сердце остаётся»
Это согласуется с Православием. В нашей Вере всё парадоксально. Вспомним хотя бы :«…смертию смерть поправ» , «..мудрость мира сего есть безумие перед Богом» или вовсе уж парадоксальное: «…любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас…»

14. Какими качествами должен обладать современный писатель?

Это напрямую зависит от целей, которые преследует современный писатель.
Я слышал, что даже в литинституте открыли курсы коммерческой литературы, тем самым полностью отделив её от настоящей, некоммерческой, как иной вид деятельности.
Если цель писателя — коммерческая литература, то он должен воспитывать в себе такие качества, как алчность, подлость, беспринципность, продажность, наглость, лживость, приспособленчество, подхалимство и т. п.
Если же он хочет заниматься настоящей русской литературой — то качества, противоположные вышеперечисленным.

15. Вы один из немногих авторов, творчество которого близко и мужчинам, и женщинам, и детям. Когда Вы пишете, Вы думаете, к кому будут обращены строки?

Я нередко плохо представляю, что я напишу. Но кому — понимаю сразу.
И, вместе с тем, понимаю, что хорошие стихи для детей обязательно прочитают и взрослые, а стихи, обращённые к женщинам, если они будут достойны их внимания, несомненно, прочтут и мужчины.
И дети, когда подрастут, прочтут тоже.

В Мурманском "поэтическом" троллейбусе
Главное — написать хорошо, так, чтобы им это было нужно, необходимо.
А это сделать в современном мире очень трудно. Почти невозможно.

16. Среди аудитории этого блога много молодежи. Классика читается редко. Может, действительно можно прожить без классической литературы? Какие книги, Вы считаете, надо обязательно прочитать?

Несмотря на то, что я много читал в школьные годы, изучать программные произведения из курса литературы почему-то очень не хотелось. Как и многие (почти все), писал сочинения, перелопачивая критические статьи по ним, не утруждая себя прочтением. Даже в двухсоттомнике всемирной классики, постоянно пополнявшемся дома на книжной полке, старательно обходил произведения из школьной программы.

Когда готовился к поступлению в литинститут, за три месяца перечитал всю школьную программу и понял, что сам себя лишил удовольствия от чтения действительно великих произведений великой литературы.
В литинститут я не поступил, но отношение к классике у меня изменилось на прямо противоположное. Если раньше для меня термин «классическая литература» означал «скучное занудное чтиво», то с тех пор классику считаю лучшей, избранной поколениями читателей, литературой.

Человек так устроен, что понимает что-то в этой жизни лишь тогда, когда его к этому принуждают обстоятельства.
Сколько ни объясняй человеку, что вредно питаться бутербродами и бичпакетами, он будет ими питаться, поскольку это быстро и ненакладно. Но, заработав язву, он перейдёт на нормальную пищу и даже полюбит её, поскольку она объективно не только полезнее, но и вкуснее.

Призывать или заставлять любить классическую литературу бесполезно. Любовь с насилием несовместимы. Но при сегодняшней системе образования никто не будет эту любовь прививать и взращивать. Отведённого времени едва хватает на беглое знакомство с произведениями.

Просто каждый должен понимать, что пресыщение «развлекаловкой» неизбежно придёт. Придёт отвращение — до рвоты. И плохо, когда эти насыщение и отвращение приходят поздно, накануне приближающейся старости. Очень жаль времени, потраченного впустую. И понимаешь, что наверстать — остатка жизни уже не хватит.

Этакое печальное просветление, подобное просветлению человека, жившего всю жизнь с кем попало, и на излёте дней встретившего свою единственную половинку.