воскресенье, 3 февраля 2013 г.

Николай Колычев. Оборотень




Всё проклято — надежды и мечты,

Низвергуто, растерзано раздором 

До поруганья честной нищеты,

До униженья пред богатым вором.

Зажала жизнь - и выкрутила нас,

Из тел всё человеческое выжав.

Мы пожираем ближнего, стремясь

Одни— нажиться, а другие — выжить.



И страшно с озверевшими людьми,

Но ужас одиночества — не легче.

Мы так жестоко изменяли мир!…

И он теперь — в отместку — нас калечит.



И свет померк. И, властная — теперь

Восстала тьма. И душу задушила!

И заметался в сердце дикий зверь,

И кровь, зверея, заметалась в жилах.

И Разум умер. И Господь молчал…


Рис. Н.Колычева



































И я завыл, одежду раздирая,

И вышиб дверь, и дико зарычал,

И выбежал во двор,

И со двора я

Метнулся в ночь —

По травам, по росе…

Бесилась кровь — шипела и гудела.

Зверь вырастал во мне —

Сквозь поры все

Густая шерсть пронизывала тело.

Щемящий звон сжимал виски — кольцом.

Я спотыкался, падая на камни.

И то, что было некогда лицом —

Вытягивалось, скалилось клыками.

Он рвал меня! Он прорастал вовне!

Я сжал в ладонях боль — но не помог тем.

Из пальцев — обжигая морду мне,

Вонзились в плоть изогнутые когти.

Я бесновался! Я орал во мгле

И трепетал от собственного воя,

И проклинал живущих на земле,

И ненавидел — смертно! — всё живое…

И тяжким сном забылся на камнях…



А утром был разбужен долгим взглядом.

…И Человек прицелился в меня.

И я ему не смог сказать: «Не надо».



После 1997 г.



Колычев Н. Есть у каждого Русь изначальная. – Мурманск: Просвет. Центр «Доброхот»; Добромысл. – 2005. – С.102-103.


Колычев Н.В. Гармония противоречий: Стихотворения. – Мурманск: Кн. Изд-во, 2007. – С.185-186.



Вариант
Оборотень



Всё проклято — надежды и мечты,

Низвергуто, растерзано раздором –

До поруганья честной нищеты,

До униженья пред богатым вором.

Зажала жизнь и выкрутила нас,

Из тел всё человеческое выжав.

Мы пожираем ближнего, стремясь

Одни— нажиться, а другие — выжить.

Мне тяжко с вами, бывшие Людьми!

Но тяжесть одиночества — не легче.

Мы так жестоко изменяли мир…

И он теперь — в отместку — нас калечит!

О! Бесконечный перечень потерь…



Восстала тьма — и душу задушила,

И заметался в сердце дикий зверь,

И кровь, зверея, заметалась в жилах.

И Разум умер. И Господь молчал…

И я завыл, одежду раздирая,

И вышиб дверь, и дико зарычал,

И выбежал во двор,

И со двора я

Метнулся в ночь —

По травам, по росе…

Бесилась кровь — шипела и гудела.

Зверь вырастал во мне —

Сквозь поры все

Густая шерсть пронизывала тело.

Щемящий звон сжимал виски — кольцом.

Я спотыкался, падая на камни.

И то, что было некогда лицом —

Вытягивалось, скалилось клыками.

Он рвал меня! Он прорастал вовне!

Я сжал в ладонях боль — но не помог тем.

Из пальцев — обжигая морду мне,

Вонзились в плоть изогнутые когти.

Я бесновался! Я орал во мгле

И трепетал от собственного воя,

И проклинал живущих на земле,

И ненавидел — смертно! — всё живое…

И тяжким сном забылся на камнях…

А утром был разбужен долгим взглядом.

…И Человек прицелился в меня.

И я ему не смог сказать: «Не надо».



1995


Колычев Н.В. И вновь свиваются снега…: Книга стихов.    – М.: Россия молодая, 1997.- C.53.