воскресенье, 3 февраля 2013 г.

Николай Колычев. О, Родина! Что с нами будет дальше?..


***
О, Родина! Что с нами будет дальше?

О, Господи! Страшнее смерти — жить…

Стоят и плачут девочка и мальчик.

Пьяней вина - меж ними мать лежит.



Они стоят, пугливо озираясь,

Её позор пытаясь заслонять.

И пыжится, с карачек поднимаясь,

Растрёпанная, спившаяся мать.






Кряхтит, хрипит отборной матерщиной,

Лицо в соплях, и рукава — в грязи…

А мимо — милицейская машина

Проехала, слегка притормозив. 


Какой им прок от этой… безработной…

Презрительно взглянули с высоты.

Да… Брезгуют мочою и блевотой

Холеные и сытые менты.



А детская любовь не знает срама.

Вцепились в мать, глядят машине вслед…

Всем — пьяница.

А им — родная мама,

У них другой на белом свете нет.



Их детвора, собравшись, задирала:

Кто палкой бросил, кто толкнул, кто пнул

Девчонка маме сопли  утирала,

А мальчик — за рукав её тянул.



Шли мимо мужики. Остановились.

И долго вспоминали, подлецы,

Когда и кто, и сколько с ней любились,

И спорили: кто у детей отцы.



— Не надо, мама, люди. Стыдно, мама…

— Ну, мамочка, вставай в конце концов!

Вновь мальчик за рукав тянул упрямо,

И дочка утирала ей лицо.



А мать на них глядела обалдело

Без разума, без чувства, без души…

И, всё-таки с трудом подняла тело,

Досадуя на то, что надо жить.



… Подставив плечи, дети уводили.

От злых людей свою родную мать…

Когда бы мы Россию ТАК любили,

Тогда бы мы смогли её поднять!




Колычев Н.В. Гармония противоречий:  Стихотворения.  – Мурманск, 2007. – С.342-343.


Вариант

***
О, Родина! Что с нами будет дальше?..

О, Господи! Страшнее смерти — жить…

Стоят и плачут девочка и мальчик.

Пьяней вина - меж ними мать лежит.



Они стоят, пугливо озираясь,

Её позор пытаясь заслонять.

И пыжится, с карачек поднимаясь,

Растрёпанная, спившаяся мать. 



Кряхтит, хрипит отборной матерщиной,

Лицо в соплях, и рукава — в грязи…

А мимо — милицейская машина

Проехала, слегка притормозив.



Какой им прок от этой… безработной…

Презрительно взглянули с высоты.

Да… Брезгуют мочою и блевотой

Холеные и сытые менты.



А детская любовь не знает срама.

Вцепились в мать, глядят машине вслед…

Всем — пьяница.

А им — родная мама,

У них другой на белом свете нет.



Их детвора, собравшись, задирала:

Кто палкой бросил, кто толкнул, кто пнул

Девчонка маме сопли  утирала,

А мальчик — за рукав её тянул.



Шли мимо мужики. Остановились.

И долго вспоминали, подлецы,

Когда и кто, и сколько с ней любились,

И спорили: кто у детей отцы.



— Не надо, мама, люди. Стыдно, мама…

— Ну, мамочка, вставай, в конце концов!

Вновь мальчик за рукав тянул упрямо,

И дочка утирала ей лицо.



А мать на них глядела обалдело

Без разума, без чувства, без души…

И, всё-таки с трудом подняла тело,

Досадуя на то, что надо жить.



… Её под руки дети уводили.

Нетвёрдо шла, покачиваясь, мать…

Когда бы мы Россию ТАК любили,

Тогда бы мы смогли её поднять!



2001

Площадь первоучителей: Лит.-худ. и общественно-полит.альманах.  – Мурманск,
2000. – №1. – С.69.

Колычев Н. Есть у каждого Русь изначальная. – Мурманск: Просвет. центр «Доброхот»;Добромысл. – 2005. – C.78.

     Стихотворение в исполнении автора