четверг, 5 марта 2015 г.

Майборода С. Живите по любви

Этот человек не нуждается в представлении. Он самодостаточен, откровенен, свободен. Он - поэт. Он - Имя. Николай Колычев.
Со стихами самого читаемого поэта Мурманской области жители Кандалакши знакомятся уже в самом нежном возрасте: Колычев - автор слов гимна нашего города. Поклонники его таланта имеют удовольствие видеть Николая Владимировича на творческих встречах, правда, не так часто, как хотелось бы.

Настоящим подарком стал приезд поэта на торжественное открытие Года литературы в наш город, где он прожил многие годы. И было бы непростительно упустить возможность пообщаться с ним вне сцены.



Об абсолютных величинах

- Николай Владимирович, нередко Вас называют “Есениным нашего времени”. Это греет душу? Смущает? Никак не трогает? Как вы вообще относитесь к каким-либо сравнениям?
- Приятно, конечно, когда с Есениным сравнивают. И смущает, и душу греет...
Вообще-то не люблю, когда хвалят. Начинают «величать», перечислять регалии, премии и звания... Я и так, выступая перед людьми, вижу их реакцию на мои стихи. Вижу, что раскупаются книжки, в Интернете вижу, что читают.
Человеческое восприятие мира вообще построено на сравнениях: это - больше чем то, это - длиннее, это - короче... Но есть и абсолютные величины. Меры веса, длины, времени... В литературе, и вообще в жизни, самое высшее достижение -  стать такой единицей. Чтобы тебя ни с кем не сравнивали. Чтобы сравнивали с тобой.
Если сравнивают с Есениным, значит, я не такая уж и величина. Чем гордиться-то?


О прошлом

- Какое время вам ближе, роднее? В какие годы хотелось бы вернуться?
- Есть такое модное сегодня расхожее выражение: «История не имеет сослагательного наклонения». Нельзя вернуться и «пережить» свою жизнь по-новому. Но каждый любит своё прошлое. Даже если объективно оно было тяжелее настоящего и неустроенное. В  прошлом мы моложе, не обременены неизбежными потерями родных и близких, впереди у нас много надежд и планов, в реальности свершения которых мы убеждены...
С годами будущего всё меньше и меньше, и всякий здравомыслящий человек знает, чем лично для него всё закончится.

И нынешнем

- Что Вы думаете о нынешнем времени? Вам комфортно в нем?
- Нынешнее время при всей сложности и противоречивости очень интересно. Особенно для писателя, художника, публициста. Наша жизнь перенасыщена событиями, мы захлёбываемся в потоках информации. Хорошо это или плохо?
Я думаю, это больше зависит от самого человека. Каждый берёт от жизни то, что он хочет, и столько, сколько может.
Кто-то радуется тому, что приобрёл велосипед. И мера его   радости и счастья несравнима со спокойным удовлетворением того, кто приобрёл очередную яхту, самолёт или дом на курорте.
Кто-то испытывает великое счастье от того, что прожил всю жизнь в счастливом браке с одной женщиной, а у другого было неисчислимое количество любовниц - и он несчастен...
Мы никак не можем понять, что главное в жизни - любовь, радость, счастье, воспоминания - то, чем мы живём «внутри».
Есть вещи несоизмеримые. Человек, привыкший получать удовольствия только материальные, зримые и ощутимые, вряд ли когда-нибудь переживёт чувство умиления просто от созерцания природы, удовольствия от помощи какой-нибудь старушке - перейти дорогу, от радости выращенного урожая, скотины, цветов на клумбе, от физического труда...
Он себя обкрадывает на эти эмоции, не понимая этого. Но чувствует, что ему чего-то не хватает, и потому, мечется, пытаясь купить, выжулить, завоевать... Напрасно.
Иногда смотришь на людей - деревенских, сельских, вовсе не богатых, пожилых и явно по-старчески больных, и понимаешь, что вот оно - счастье. В их лицах, в их глазах отражается ощущение великой правоты всей прожитой жизни, какое-то спокойное ожидание неминуемого ухода и радости от общения с окружающим миром: с природой, людьми, нехитрым бытом...
Наше время прекрасно тем, что каждый может выбирать между  честной нищетой и неправедным богатством, правдой и ложью, милосердием и жестокостью. Наше время хорошо тем, что оно обнажает истину, показывает нам наши ошибки и заблуждения...
Давно ли мы в России рушили свои памятники, а теперь с ужасом смотрим, как это происходит в Прибалтике, Грузии, Украине...
Узнаём ли мы самих себя?
Давно ли Россия «майданила», поддерживая реформы Горбачёва и Ельцина... А теперь? Опять памятники сносить и всё переименовывать?

О добре и зле. И о России
- Как Вы считаете, в России вообще возможны позитивные перемены?
- Конечно, возможны. И они уже есть. Я думаю, что в мире всё изменится, если всё изменится в России, в каждом из нас. Сейчас весь мир с надеждой смотрит на Россию.
Важно измениться самим - освободиться от цинизма, злобы, лжи, лени... Нужны, прежде всего, реформы духа.
Если мы сами внутри страны - «гнобители», «издеватели» и циники по отношению друг к другу, то все наши реформы в России и все усилия во внешней политике будут бесполезны. Зло победить можно только добром. Подобное не конфликтует. Оно неизбежно объединяется.
Если в стране человек ходит от одного клерка к другому и доказывает свою очевидную правоту, а ему указывают на некий пунктик в законе, по которому он не прав, и никто ничего не может сделать - это ненормально. А мы ведь все так и живём.
Если у матери отнимают детей за то, что она бедна и не может их достаточно обеспечить, хотя и честно работает, а саму её выкидывают на улицу, и все понимают, что так быть не должно, - это ужасно.
Если страной правят люди, ограбившие её, и все это знают, но ничего не могут сделать, - это ненормально.
Если часто избитый человек оказывается виновным в драке...
И сколько таких «если»...
А потом наше правительство удивляется, что на международной арене не понимают нашей очевидной правоты. Да у нас в любой конторе на каждого обывателя - своя Псаки.
Чтобы победить зло, надо иметь добро внутри себя. Надо сделать так, чтобы в России с человеком не поступали так, как поступают сегодня на международной арене с Россией. Тогда победим.

Время и возраст
- Кто такой Николай Колычев сегодня: это поэт, прозаик, мурманчанин, дачник, дед?
- Сегодня я, пожалуй, в большей мере ощущаю себя в ипостати «созерцателя и осмыслителя», чем в какой-либо иной.
Есть какое-то пугающее ощущение избытка информации и недостатка времени для ее обработки. Время ускоряется. Это признак того, что оно убывает и скоро кончится. Так пьют чай. Вначале - много и горячо. А дальше всё меньше, и всё быстрее убывает.
Пытаюсь замедлить процесс - уезжаю на дачу. Ограничиваю информацию до тех объёмов, которые могу осилить. Ограничиваю внешнее воздействие общества, чтобы посвятить себя семье - жене, внукам...
Возраст заставляет ценить время. Ценят то, чего мало. Если бы весь мир был золотым, с маленькой лужицей воды посредине, то сколько бы золота стоила капелька воды?

Музыка - всякая
- Вы еще и музыкальный человек. Как со временем менялись и меняются ваши предпочтения в музыке?
- Я музыкантом себя не считаю. Очень люблю и ценю моих друзей - настоящих музыкантов, посвятивших свою жизнь музыке.
Отношение к музыке у меня, как и у всех, наверное, менялось на протяжении жизни. Закончил музыкальную школу, играю на каких-то инструментах на очень любительском уровне. Иногда исполняю свои стихи под гитару. Как Бог на душу положит. Это трудно назвать пением. И композитором себя не считаю.
Никогда не был фанатом какой-нибудь группы или исполнителя. В отношении музыкальных пристрастий - всеяден. Люблю хорошую музыку. Всякую - и народную, и рок, и попсу, и популярную классику, и джаз - если не сильно заморочен.
Хотя, как продюсер, могу написать песню. Могу написать текст. Придумать мелодию, записать ноты, найти исполнителей, студию. Сегодня это не так уж трудно. Просто бизнес. Никакого отношения к стихам и музыке (в высоком смысле этих понятий) это не имеет.
А вообще считаю, что музыкальное образование должен иметь каждый человек. Для общего развития.

Поэту хочется быть разным
- Одна из ваших последних книг “Некрасивое”, как мне показалось, имеет несколько мрачный оттенок: не только ее обложка - темного цвета, но и само содержание похоже на ночь. А еще десять лет назад вышел абсолютно светлый сборник “Ты люби меня, люби меня...”. Это просто как полосы в жизни? Такое настроение?
- Жизнь многообразна. Вот и мне, как поэту, хочется быть разным. Вообще трудно объяснить, почему получилась та или иная книжка, написалось то или иное стихотворение, намурлыкалась какая-то мелодия... Само как-то получается. Это потом объяснения придумываются.
- Не буду просить Вас пожелать что-либо нашим читателям. Просто поделитесь тем, что Вы обычно желаете своим друзьям.
- Я хочу пожелать читателям газеты НИВА, моим землякам, как, впрочем, и всем людям - жить так, как они хотят, по собственной совести и убеждениям. Не зависеть от внешних обстоятельств: рекламы, призывов, рекомендаций «компетентных специалистов».
Жить по любви. Выполнять любимую работу, а не ту, где больше платят, жениться по любви, а не по «вынужденным обстоятельствам» или меркантильным соображениям, любить друзей, потому что они настоящие, а не те, «которые нужны»...
Любить Родину. Не потому, что это самое удобное место для жизни, а потому, что она - РОДИНА!
Досье
Николай Колычев. Родился в октябре 1959 года в Мурманске. Учился в Ленинградской мореходке. Член Союза писателей России. Работал шофером, электриком, фермерствовал. Жил в Кандалакше, в Лувеньге, некоторое время провел на островах в Норвегии, сейчас - мурманчанин. Поэт и прозаик. Лауреат многих литературных премий.


***

Я за речку пойду...
Там кончается город деревнею.
Я за речку пойду.
Там всегда хорошо, за рекой.
Я пройду по деревне
к поморскому кладбищу древнему,
Там, над мысом, свиваются ветры -
лесной и морской.
Ах, какая погода сегодня
на счастье мне выдалась!
Нет синей этой сини!
И зелени нет зеленей!
Я пройду вдоль семейных оград
и слегка позавидую.
Мне свои не объехать
по нашей огромной стране.
Там, глаза распахнув,
буду пить беломорское небо я,
И почувствую вечность нутром,
как незримую связь
От далёких времён,
когда нас на Земле ещё не было,
До далёких времён,
когда мир позабудет о нас.
На фундаменте церкви,
что кто-то когда-то здесь выстроил
Для потомков своих
и которую правнук сносил,
Тихий шум разнотравья...
Но край этот горестный выстоял
Не крестами церквей,
так крестами поморских могил.
Все мы, все мы привыкли
надежду под сердцем вынашивать
На родные места,
что помогут осилить беду…
Если станет мне тяжко,
приеду в свою Кандалакшу
И за речку пойду. И за речку…
за речку пойду…

Попутчик
Он стоял на подъёме,
Как видно, не местный,
Проходящим машинам махал без успеха.
С незнакомцем всегда говорить интересно,
А попутчики мне - никогда не помеха.
Сел, поехали…
Он закурил сигарету:
- А погода-то нынче дрянная, не так ли?
Говорят, здесь неделя тепла за всё лето? -
Я поддакнул ему…
И дурак, что поддакнул!
Он вдруг начал ругать все ухабы и горки,
Клял он сопки и сосны, летящие мимо…
А я зубы сжимал,
Было больно и горько,
Словно гадости мне говорят о любимой.
Как хотелось вскричать:
«Замолчи ты, зануда!»,
Мышцы сжались в комок
под одеждой упруго…
Ну откуда он взялся такой…
- Ты откуда?
Что ответил - не помню, откуда-то с юга.
Есть там где-то село, окружённое полем,
Дом с верандой, семья…
И туда он вернётся.
Там сады, виноградники, тёплое море…
Так какого же чёрта сюда-то он прётся?
Я спросил у него. И развёл он руками,
И блеснула улыбка с вертлявым окурком:
- За богатствами Севера я…
Да деньгами,
Как и все здесь…
А что, я похож на придурка?
И в молчанье доехали мы до посёлка.
- Вылезай! -
По карманам зашарили руки…
Уж не Север ли хочет купить за пятёрку?
Чуть не плюнул в него:
- Убери, не на юге.

***
- Ну, о чём ты можешь написать?
Не пойму… -
Я навсегда запомню,
Как с усмешкой глянула в глаза
На работе женщина знакомая.

Протянул я ей свои листки,
Проглотив комок обиды жгучей.
Прочитала.
- Хороши стихи,
Только сам-то ты других не лучше.

Если б сверхбезгрешный кто-нибудь
Так писал… А у тебя выходит,
Будто бы указывает путь
Человек, увязнувший в болоте.

Помню, улыбнуться я хотел -
Получилась глупая гримаса.
Что ж, выходит, виноват я тем,
Что, как все, что из костей и мяса.

Виноват, что в грёзах голубых
Виден ей Поэта образ хрупкий.
Для неё слова мои грубы
И весьма сомнительны поступки.

Был не идеально я побрит,
И костюм давненько не утюжен…
Ей ведь невдомёк, что там, внутри,
Есть всё то, что не нашла снаружи.

Не виню её и не кляну,
Путь познанья человека труден.
Как легко вас, люди, обмануть!
Как бы в вас не обмануться, люди!
Ведь порой в себе такую ложь
Внешность идеальная упрячет…
Я на тех, с кем я живу, похож.
А зачем мне выглядеть иначе?

Небесные ежики
Мне рассказал мой внучонок, Серёжка,
Как это дождики вдруг получаются:
На облаках кувыркаются ёжики
И облака в дуршлаги превращаются.

Мамы-ежихи облако штопают,
Так и кончается дождь понемножку...
Ёжиков папы по попам не шлёпают,
Слишком колючие попы у ёжиков.

Здоровый образ жизни
В день выходной, чуть проснувшись, с утра я
Бросился к папе:
- Давай, поиграем!

Папа угрюмо в ответ говорит:
- Слушай, отстань, я бросаю курить!

- Мама! - я к маме примчался, -
Идея!
С горки - на санках...
- Уйди, я худею!

“Ладно, - сказал я себе, - не печалься!”.
К бабушке в комнату я постучался.

Встав вверх ногами на бигуди,
Бабушка мне прохрипела:
- Уйди!

Вот образ жизни какой! От которого
Жить почему-то мне очень нездорово.



Нива. - 2015. - №6. - С.8.