среда, 8 мая 2013 г.

О невозможности создать всё заново

Николай Колычев.


Промозглым вечером над сопкой голою,
Над грешным городом под тьмой великою
Церковка белая...
Гулкий колокол
Людей из холода к молитве кликает.

Да, видно, поздно мне молиться-каяться,
Дожить бы как-нибудь, хоть чуть получше бы...

Народ по комнаткам разбегается,
Включая личные благополучия.

Казалось: только бы нам церкви выстроить,
А там — разъяснится; а там — наладится...
Но в каждом — тяжкое стопудомыслие,
И лень духовная в заботы рядится.

Сквозь трезвость скорбную, сквозь радость пьяную
Бреду по улице — заклёван звёздами:
Пытаюсь мир разъять на Богом данное,
И на безбожное — что нами создано.

Маячат лампочки, зрачки повыпучив,
Прозрача мрачную увечность вечера.
Тоска в огромную дыру луны кричит,
Чувств искалеченность не вылечивая.

Незримы вороги, но режет ножны сталь,
И вопль возносится до Бога самого.
Плачь о беспечности, неосторожности
И невозможности создать всё заново.




Вариант

Промозглым вечером над сопкой голою,
Над грешным городом под тьмой великою
Церковка белая качает колокол
Людей из холода к молитве кликает.

Да, видно, поздно мне молиться-каяться,
Дожить бы как-нибудь, хоть чуть получше бы...
Народ по комнаткам разбегается,
Включая личные благополучия.

Казалось: только бы нам церкви выстроить,
А там — разъяснится; а там — наладится...
Но в каждом — тяжкое стопудомыслие,
И лень духовная в заботы рядится.

Сквозь трезвость скорбную, сквозь радость пьяную
Бреду по улице — заклёван звёздами:
Пытаюсь мир разъять на Богом данное,
И на безбожное — что нами создано.

Маячат лампочки, зрачки повыпучив,
Прозрача мрачную увечность вечера.
Тоска в огромную дыру луны кричит,
Чувств искалеченность не вылечивая.

Незримы вороги, но режет ножны сталь,
И вопль возносится до Бога самого.
Плачь о беспечности, неосторожности
И невозможности создать всё заново.


Колычев Н.В. Я выживу: Новые стихотворения. – Мурманск:  Опимах, 2012. – С.15.