воскресенье, 24 марта 2013 г.

Про кота

Николай Колычев.

Рассказ.

Жил -был кот. Нормальный кот, как все коты - ленивый, мудрый и вороватый.
У кота был хозяин. Бедный, жадный и бесчувственный. Кормил тухлой рыбой и объедками.

У хозяина была дочка. Она очень любила кота. Даже плакала, когда его мучила.


Однажды хозяин уронил ЦЕЛУЮ СОСИСКУ!!! И пнул коту.

"Господи, как вкусно-то!" - набросившись на угощение, подумал кот. И тут же, по причине благоприобретённой житейской мудрости, предположил:

"Наверное, сейчас будет очень больно". 

Кот любил сидеть на кухне, на подоконнике и смотреть в окно.

Когда он смотрел в окно, он мечтал. Мечтал он о кошках, хотя кастрирован был ещё в юности. Всё равно почему-то мечтать о кошках ему нравилось. Ещё он мечтал о сосисках, потому что ничего вкуснее в жизни не ел, а о разных "вискасах" и "ките-кятах" даже не подозревал, поскольку телевизор не смотрел. Хотя сам телевизор он конечно видел, но смысла мельканий  пятен на экране не улавливал, а звук его вовсе раздражал. Единственная польза от телевизора была в том, что он нагревался и на нём было довольно приятно лежать, прогревая пузо. Это было приятно, но после этого обычно было больно.


Так что кот предпочитал смотреть в окно, а не в телевизор, мечтая при этом о кошках и сосисках.


Больше ни о чём кот мечтать не умел.



Иногда прилетал голубь. Он садился по другую сторону окна и они подолгу смотрели друг на друга, не проявляя ни каких эмоций. Голубь был крупный, потрёпанный и явно пожилой. Кот тоже был не молод. Оба знали по опыту, что между ними - невидимая, но непреодолимая преграда. Голубь нагло косил на кота круглым глазом, а кот старательно щурился, делая вид что в упор не видит голубя.

Голубю на подоконнике было уютнее, чем на улице, и для кота здесь тоже был самый уютный уголок квартиры. Расстояние-то всего: от рамы - до рамы. Нейтральная полоса.


Но поменяться местами ни один ни другой ни за что не согласились бы.
Граница.
Родина.



http://proza.ru/avtor/e438418

Про кота, продолжение первое


Хозяйская дочка, которая очень любила кота, и даже плакала, когда его мучила, росла, росла... и совсем выросла.
Сначала она перестала плакать, мучая кота, потом перестала мучить, а затем и вовсе куда-то исчезла.

Исчез и знакомый голубь за окном. Незаметно как-то исчез, просто сначала прилетал всё реже и реже, а потом совсем прилетать перестал.

Кот сначала ждал его, подслеповато щурясь сквозь двойные немытые стёкла, но когда стали прилетать другие голуби, и садиться на место того, знакомого, кот однажды отвернулся от окна и больше не поворачивался, утратив всякий интерес к делам заоконным. 


Теперь он, сидя на подоконнике пристально смотрел то на стол, то в глаза хозяину, который почти всё время стал проводить за столом. Кормить кота хозяин перестал вовсе, да и сам почти ничего не ел. Наливал себе из бутылки в стакан, выпивал, крякал, щипал что-нибудь с тарелки и ковырялся вилкой в консервной банке. Потом долго, басовито и хрипло урчал, глядя на кота. Когда хозяин так урчал, это значило, что больно не будет. 

Коту это нравилось. Он закрывал глаза и начинал тоже урчать, представляя, что его гладят и почёсывают.


Допив бутылку, хозяин со стуком ронял голову на стол и засыпал. Когда он начинал громко храпеть, кот безо всяких опасений подъедал оставшуюся закуску. Тем и питался. Ему хватало.

Вот только пузо погреть было негде. Под окном образовалась маленькая щёлка и из под неё не сильно, но противно сквозило по подоконнику. Кот бы с удовольствием погрелся в комнате на телевизоре, но телевизор давно не включался, даже покрылся слоем пыли.

На ночь кот забивался под батарею и, в полудрёме, лениво охотился на оборзевших тараканов, которые табунами тщетно рыскали по кухне в поисках съестного. Иногда кот отправлял прихлопнутого таракана в рот. Поначалу плевался, но, со временем вошёл во вкус и даже стал высматривать пожирнее...


Если бы кот был человеком, он бы понимал, что опускается: с телевизора - на подоконник, с подоконника - под батарею...
Но кот был котом и ему было всё равно.


http://proza.ru/2013/03/22/705