среда, 20 февраля 2013 г.

Николай Колычев. Беломорье


Виталию Семеновичу Маслову

1

О, как премудра вязь Господних дум!
Как сеть Любви крепка — из нитей Горя.
Я пойман. Я отсюда не уйду.
Темно моей душе без Беломорья.

Я от солёных брызг не огрубел,
Не разлюбил дубящий кожу ветер.
Над Белым морем свет всё лето бел.
Какое счастье — жить на БЕЛОМ свете!

Зовёт заря прозрачную луну,
Повечеревший день к закату клонится.
Протоптана тропинка в тишину
Мозолистой пятой босого солнца.

И столько света — в каждом бугорке
Живой волны — пологой, но упругой!
И томные тюлени на корге
Лежат, лаская ластами друг друга.

Амбар… Изба… Собака у крыльца…
В большом чану — треска, в тазу — селёдка.
На привязи, как блудная овца,
Пасётся в зеленях волнистых лодка.

В избе, на лавке — ребятня — рядком,
На тёплой русской печке — дед суровый.
Хозяйку за вечерним молоком
Зовет большая щедрая корова…

Какое счастье!
Вот оно и есть:
Любить свой край — прекрасный, щедрый, вольный.
Родиться здесь и жить достойно здесь,
Здесь умереть и в землю лечь достойно.

Не можешь так — тогда с природой в лад
Плыви в моря, ищи иного счастья.
Но возвращайся — сёмгою — назад.
Сдирая кожу, мясо —  возвращайся!

2

… И я хотел вернуться. Но куда?
Я шёл следами прожитого прежде…
О, море! Почему твоя вода
Не отражает счастья сёл прибрежных?

Я шёл, искал, и находя — скорбел,
Ветвилось горе на прибрежных взгорьях…
И видел я, что свет — уже не БЕЛ,
Бесцветный свет, объявший Беломорье.

Я шёл… Никто не узнавал меня,
Иссякший мир не наполняли дети.
И лодки рассыхались на камнях…
И вешала забыли тяжесть сети…

Спросить… О чём? Сказать… А что сказать,
Когда нас всех одна болезнь изгрызла…
Мне стыдно людям заглянуть в глаза,
Мне страшно в окна вглядываться избам.
Из них предсмертным оком смотрит ночь…

О, как черна тоска избёнок тощих!
Забыв (навек?) свою былую мощь,
Поморских сёл гниют святые  мощи.


Беда! Беда! Беда! Беда! Беда!
Всё рухнуло… По замыслу? Иль сдуру?
А иностранцев всё везут сюда,
К «обломкам экзотической культуры».

…Пусть говорят: «Былого не вернёшь».
Люблю и помню — сладким сновиденьем.
И сны мои реальнее, чем ложь,
О том, что можно всё купить за деньги.

Родные виды… Мудрый добрый быт…
И крестный сон столетий на могилах…
Ни за какие деньги не купить
Того, что люди разлюбить не в силах.

                           2002



Примечание:  В двух указанных источниках настолько небольшая разница в тексте, что я решила не делить стихотворение на варианты.


Площадь первоучителей: Лит.-худ. и общественно-полит.альманах.  – Мурманск,  2000. – №1. – С.66.

Колычев Н. Есть у каждого Русь изначальная. – Мурманск: Просвет. центр «Доброхот»; Добромысл. – 2005. – С.73-75.