понедельник, 4 февраля 2013 г.

Николай Колычев. Приморозило. И снег...


***

Приморозило. И снег уже — стойкий.

За окном — в сугробах — автомобили.

Бич на  улице замёрз. На помойке.

Нынче ночью. Поутру — вывозили.



Что с того? Однажды смерть встретит каждый.

Может, к лучшему — отмучился, бедный.

Он, вообще-то, был нисколько не страшный,

Не назойливый, не наглый, не вредный…



Смерть одна, да помираем — все розно.

Жизнь одна, да всяк по своему мерит…

А в подъезде он, поди, не замёрз бы.

Но вы видели подъездные двери?



Я проснулся нынче ранней порою,

Я глядел в окно — его увозили.

Вы стучитесь — учат нас — вам откроют…

Вряд   ли кто-то вам откроет в России.



Умер бич. Не друг, не враг… Просто — лишний,

Только сердце болью стиснуло — ой, как!..

Ведь Христос всегда ходил к людям — нищим.

Кто мне скажет, кем он был — бич с помойки?



Малодушны стали мы, узколобы!

Обезлюбели, мечтая о чуде…

Человек — он всякий — Богу подобен.

Постучит Христос — вы впустите, люди?



…Сам себе организую попойку,

Ночь повиснет за окном темью вязкой…

Бич на улице замёрз. На помойке.

Ну, и Бог с ним…

И Бог — с ним!

А я — с кем?!..






Славянский ход. – 2006. - №5. – С.4.