суббота, 23 февраля 2013 г.

Николай Колычев. Гостиница


 Н.Князеву-Енскому

1.

Ах, Мурманск! Все пути туда ведут,
Где ищет пятый угол ветер жуткий.
Вот «Арктика» — привычный мой приют,
Где я пригрелся за пять  двадцать в сутки.

Усталый ресторан еще гудит,
Жду полчаса, покуда лифт приедет.
Швейцар надменно на меня глядит,
Как смотрят финны на него и шведы.

Хочу забиться в тихий уголок,
Хочу забыться от волнений света,
Но в номере сквозь пол и потолок
Всё слышно. Ну, а стен — как будто нету.

Вчера всю ночь трезвонил телефон,
С какой-то Верой путали по пьянке.
А у соседей выл магнитофон
То по-английски, то по-итальянски.

А за другою стенкою кровать
Скрипела тяжко от двойной нагрузки.
И если б я не поленился встать,
То б высказал им всё на чистом русском.

А завтра надо денег одолжить.
Живу в роскошном номере отдельном,
В себе едва поддерживая жизнь
Двухразовым питанием … в неделю.

В карманах гробовая тишина.
Я, в зеркало взглянув, впадаю в ужас.
Ты не волнуйся за меня, жена,
И даром никому я здесь не нужен.

2.

Бутылку на стол и стаканы,
И дверь на запор.
Для этого, право, порою бывают причины.
Хмельные слова…
Но ненужный прервав разговор,
«Ямщик, не гони лошадей…» —
Вдруг запели мужчины.

Запели с любовью в своей необъятной стране,
Высокую ноту тянуть помогая друг другу.
И, требуя воли,
                              в большом — во всю стену — окне
Металась и билась огромная сивая вьюга.

«Ямщик, не гони лошадей…»
               Эх, гудеть так гудеть!
В карман спекулянта
   всю ночь четвертные летели,
Ведь люди давно разучились
                                          без выпивки петь,
А как не запеть, если воют такие метели?

«Ямщик, не гони лошадей…» Распахните окно!
Там в гриву небес
                              пятернёю вцепляется площадь…
И вдруг всем поющим послышалось сразу одно:
Заржала последняя в Мурманской области
лошадь.

3.

Жизнь мудра, и случилось лишь то,
что случиться должно.
Но однажды кому-то доверчиво и безыскусно
Ты расскажешь об этом
                                          и третьему будет смешно,
Оттого, что с тобой мне сегодня
                                                      и пусто, и грустно.

За окошком гостиницы ветер так жалобно выл
О замерзшей земле,
                                          обо всей моей жизни беспутной…
Может быть, потому в эту ночь
                                                      и пришел я к тебе,
Что хотелось тепла,
                              и не просто жилья, а приюта.

Одинокая женщина, ты мне не сможешь помочь,
Я напрасно живу,
                              чтоб однажды напрасно я помер.
Из ненужной любви вырастает ненужная ночь,
И напрасно пустует
                              напрасно оплаченный номер.




Колычев.Н. Учусь грустить и улыбаться. – Мурманск: Книжное издательство. 1990. – С.32.

Колычев Н.В. И вновь свиваются снега…: Книга стихов.    – М.: Россия молодая, 1997.- C.90.