вторник, 5 февраля 2013 г.

Лукичева О. Личность и поэзия Николая Колычева


Субъективные заметки


С поэзией Колычева мне посчастливилось встретиться в 1996 году. Он впервые должен был приехать в нашу библиотеку(Прим.Центральная детская библиотека г.Оленегорска). Я, честно признаюсь, старалась пропускать встречи с местными авторами, поскольку не находила их интересными, считала пустой тратой времени. Хотела увильнуть и в этот раз, но меня остановили слова: "Да вроде его хвалят. Говорят, что это - самый интересный мурманский поэт". Осталась вместе с дочкой-пятиклассницей. Не скажу, чтобы первая встреча поразила, но - заинтересовала, это точно. Понравилось, что поэт не бродит по поверхности тем, а смотрит в самую глубину, понравились образы, явная музыкальность стихов. В конце встречи купила книжку ("Звонаря зрачок"  - русско-финское издание) и ... не увидела её до поздней ночи, когда моя дочка, наконец, выпустила книгу из своих рук. Восхищению ребёнка не было предела: "Мама, ты послушай, какие образы! Какие метафоры!" (Она училась тогда в гуманитарном классе). Я не уснула до тех пор, пока не прочитала весь сборничек. Неделю ходила оглушённая, настолько сильным было впечатление. После этой встречи с настоящей поэзией стала отслеживать все колычевские публикации, ходить на все встречи с поэтом, проходившие в Оленегорске, благо в нашем городе он бывает частенько.  
        
Теперь у меня появилось новое понимание поэзии как живого слова с богатейшими возможностями влияния на души людей. Однако, колычевская поэзия настолько талантлива, настолько глубока, что со временем простое чтение и восхищение стихами меня уже не устроило. Появилась настойчивая необходимость делиться этим настоящим духовным богатством с окружающими. Так родился цикл литературных часов по творчеству поэта. Огромным счастьем для меня было видеть глаза сидящих передо мной людей, глаза людей, зрячих как будто ранее, но - всё же слепых, открывающих, наконец, для себя Настоящую Поэзию. И такое же огромное счастье — слышать от них слова признания, вроде: "Да это просто какой-то современный Пушкин! [Варианты: Есенин, Рубцов]".
       
 Как-то одна из моих коллег, обучавшаяся в Петрозаводском библиотечном техникуме, попросила меня посоветовать ей какого-нибудь интересного современного поэта. Как вы думаете, кого я ей посоветовала? Она поморщилась: "Да ну, местных не хочу. Лучше кого-нибудь из знаменитых". Оно, конечно, лучше, да только знаменитые уже давно сделали себе имена, и эксплуатируют их, перестав творить по-настоящему. Так, или примерно так я ответила ей. Несколько месяцев коллега думала, потом вновь подошла ко мне с той же просьбой, но теперь она решила прислушаться к моим словам. Вернувшись после сессии, девушка с торжественным видом подошла ко мне: "Ольга Ивановна! А я ведь благодаря Вам не только пятёрку получила, но и заинтересовала преподавателя литературы творчеством Колычева. Она не ожидала, что в Мурманске живет такой замечательный поэт!"     
       
 Обладая огромным, редким поэтическим даром, Николай Колычев в то же время скромен, даже застенчив. Однажды поэт сказал мне, будто  извиняясь: "Не обижайся, если я не всегда тебя узнаю. Это происходит не потому, что я не хочу кого-то узнавать. Просто, столько людей проходит передо мной! Столько лиц! Знаю, что  где-то человека видел, а где — не могу вспомнить".         
     
 В середине декабря 2002 года Колычев в очередной раз приехал в Оленегорск. Приехал на междугороднем автобусе вместе в мурманским бардом – Александром Базановым. Пешком - с тяжелыми сумками, набитыми книгами и аудиокассетами, добрались с автостанции до города (это километра три), «вызвонили» библиотеку. Дальше их гидом была уже я.
        
Еще в кафе, «отвалившись» от стола, Колычев произнес:
        — Вы нас так накормили! Делайте с нами теперь, что хотите.
        Два часа в читальном зале главной библиотеки Оленегорска звучали колычевские стихи – и сам он читал, и я (еще за обедом напросилась: «Вы мне позволите пару-тройку Ваших стихов прочесть?»). Звучали песни на его стихи в исполнении Саши Базанова.
Зал воспринял его по-разному. Кто-то подходил после: «Спасибо, что пригласили на вечер, Вы открыли для нас такого Поэта!» Кто-то говорил: «Ждали другого, старых стихов».
       
К новым — не привыкли… Не удивительно. Я тоже не всегда с первого прочтения или прослушивания воспринимаю колычевские стихи. Их надо читать второй и третий раз, чтобы познать всю глубину образов, смысла. Потому-то и ценны знатокам его старые стихи, что они читаны и перечитаны много раз, что они уже, пройдя сквозь многократное прочтение, стали родными, эталонными. Но забывают о том, что поэт не стоит на месте.
        Вот, к примеру, у Колычева – три дочки. А значит, он «растёт» вместе с ними. Не мог же он пройти стороной детскую тему, и подростковую – тоже. Отсюда новые для поэта циклы - детских и подростковых стихов.
       
Помню, как первый раз прочла его «Письмо с границы». Была разочарована, сказала себе: «Не то, совсем другой Колычев». Теперь это стихотворение считаю одной из самых сильных его поэтических удач.
       
Однажды, несколько лет спустя, сидя за столом в маленькой колычевской кухоньке, я сказала Николаю: «Знаешь, у меня такое впечатление, что это не ты написал все свои стихи». Он опешил,  похоже, обиделся даже: «Я!» Видя его реакцию, поняла, что выразилась неточно: «Да  в этом я не сомневаюсь, но… понимаешь – не  может простой, обыкновенный человек писать ТАК. Не может! Впечатление такое, что кто-то свыше вкладывает в тебя эти слова. Представляешь, какая на тебе ответственность?». Тогда впервые услышала от него: «Я тоже об этом думал».
       
Большим другом и духовным наставником поэта долгое время был, и, думаю, сейчас остается бывший настоятель Трифоно-Печенгского монастыря Аристарх. Игумен Аристарх многое сделал в плане духовного становления Николая Колычева, как многое вообще сделал для объединения вокруг монастыря лучших интеллектуальных сил края. Под патронажем Аристарха был создан монастырский сайт, не столько даже религиозный, сколько культурологический. На этом сайте стали помещать свои материалы писатели, историки. Здесь публиковал свои последние работы самый именитый мурманский краевед, недавно ушедший из жизни, профессор-историк Иван Федорович Ушаков. Николаю Колычеву, к которому Аристарх относится очень уважительно и трепетно, на сайте было отведено особое место. Здесь можно было прочесть почти все стихи, опубликованные поэтом до 2000 года. 

К сожалению, этот замечательный сайт по ряду причин перестал существовать, что подтолкнуло меня к размещению всех стихов поэта на собственном сайте - том самом, на котором вы сейчас находитесь.