понедельник, 4 февраля 2013 г.

Николай Колычев. Родина, дай мне допеть.


Родина! Что же мне делать, скажи?

Жизнь моя «бекова»! Некуда хуже.

Мне уже негде и не на что жить.

Родина, разве тебе я не нужен?



Родина! Нет ни кола, ни двора.

Родина!  Что в этой жизни хорошего?

Каждая ночь — ожиданье утра.

Бегство назад — в безвозвратное прошлое.



Местная власть да центральная власть…

Власти не властны над нашими бедами.

Родина, разве ты предала нас?

Родина, разве мы все тебя предали?



Нет, не виновны земля и народ,

Как не виновны ни небо, ни море.

Я — сирота среди тысяч сирот.

Я — горемыка средь общего горя.



Родина, милая! Брошенный я!

Не отвергай, пожалей и прими меня.

Город родной! Кандалакша моя!

Детство своё окликаю по имени.



Вспомни меня, дорогая земля!

Некуда больше заблудшим стопам идти.

Город родной! Кандалакша моя!

Вспомни меня — я кричу твоей памяти.



Господи! Как эту жизнь понимать?

Мысли — нечёсанными волосьями.

Ты ж Кандалакша — мне будто бы мать!

Я ж сирота, если мать меня бросила.



Нива! Моя дорогая река!

Вспомни меня! Я прошу этой милости.

Сколько на древних твоих берегах

Перемечталось и перегрустилось мне!



Речка, родная… Как сердце болит!

Взгляд не находит знакомого тополя…

Позарастали тропинки мои,

Люди другие тропинки протопали.



Знаю, нигде меня нынче не ждут,

Родина, милая, как не отчаяться!

Я вдоль реки — до залива — бреду…

Всё, что имеет начало, — кончается.



Родина, Родина! Дай мне допеть!

Я ли тебя не выласкивал песнями?

Может, сумею ещё прохрипеть

Песню такую, чтоб вместе воскресли мы.



1997


Колычев Н. …Поэты выпадают в небо…: Стихотворения. – Мурманск: Кн. Изд-во, 2000. –C.28.
                   
                 

                         Вариант


Родина! Что же мне делать, скажи?

Жизнь моя «бекова»! Некуда хуже.

Мне уже негде и не на что жить.

Родина, разве тебе я не нужен?



Родина! Нет ни кола, ни двора.

Родина!  Что в этой жизни хорошего:

Каждая ночь — ожиданье утра.

Бегство назад — в безвозвратное прошлое.



Местная власть… да центральная власть…

Власти не властны над нашими бедами.

Родина, разве ты предала нас?

Родина, разве мы все тебя предали?



Нет, не виновны земля и народ,

Как не виновны ни небо, ни море.

Я — сирота среди тысяч сирот.

Я — горемыка средь общего горя.



Родина, милая! Брошенный я!

Не отвергай, пожалей и прими меня.

Город родной! Кандалакша моя!

Детство своё окликаю по имени.



Вспомни меня, дорогая земля!

Некуда больше заблудшим стопам идти.

Город родной! Кандалакша моя!

Вспомни меня — я кричу твоей памяти.



Господи! Как эту жизнь понимать?

Мысли — нечёсанными волосьями.

Ты ж Кандалакша — мне будто бы мать!

Я ж сирота, если мать меня бросила.



Нива! Моя дорогая река!

Вспомни меня! Я прошу этой милости.

Сколько на древних твоих берегах

Перемечталось и перегрустилось мне!



Речка, родная… Как сердце болит!

Взгляд не находит знакомого тополя…

Позарастали тропинки мои,

Люди другие тропинки протопали.



Знаю, нигде меня нынче не ждут,

Родина, милая, как не отчаяться!

Я вдоль реки — до залива — бреду…

Всё, что имеет начало, — кончается.



Родина, Родина! Дай мне допеть!

Я ли тебя не выласкивал песнями?

Может, сумею ещё прохрипеть

Слово, которым все вместе воскреснем мы.


Колычев Н. Есть у каждого Русь изначальная. – Мурманск: Просвет. центр «Доброхот»;Добромысл. – 2005. – С.68.