суббота, 23 февраля 2013 г.

Николай Колычев. 24 октября


Вот и вечер омыт в заре.
Красногруд он и чернобров.
Осень – трепетная свирель
В узких дырочках сквозняков.

Осень – поздняя песнь осин,
Осень – шелестный мёд берез.
Зелень вёсен врастает в синь,
Я – всецело в предзимье врос.

Кроны туч на стволах дождей
Вижу, слово с речного дна.
Наугад расту, в темноте.
Осень – это моя весна.

Я расту – до касанья звёзд,
Я всё глубже врастаю в твердь,
Я в просторы пространства врос,
Как рожденье врастает в смерть.

Наугад расту, в темноте.
Пустотою свирель свистит…
Где-то рядом уже предел,
За который нельзя расти.

Угасает былого всплеск,
И неведомо –  что грядёт…
Так врастают в любовь и в крест.
Это в вечность душа растёт.

Эти сумерки жуть таят,
И глазами грозящих дул
Зачернела свирель моя –
Белогубый в неё задул.

Пусть надежда листвы дрожит,
Обрывается связь с людьми.
Я приемлю и эту жизнь,
Я восславлю и этот мир.

1991


Колычев Н.В. И вновь свиваются снега…: Книга стихов.    – М.: Россия молодая, 1997.- C.113.

Колычев Н.В. Есть у каждого Русь изначальная. – Мурманск: Просвет. центр «Доброхот»; Добромысл. – 2005.–С.42.

Колычев Н. Гармония противоречий. – Мурманск: Кнзд-во. – 2007. – С.165.

Примечание: 24 октября – день рождения поэта


Вариант

24 ОКТЯБРЯ


Вот и вечер омыт в заре.
Красногруд он и чернобров.
Осень – трепетная свирель
В узких дырочках сквозняков.

Осень – поздняя песнь осин,
Осень – шелестный мёд берез.
Зелень вёсен врастает в синь,
Я – всецело в предзимье врос.

Кроны туч на стволах дождей
Вижу, слово с речного дна.
Наугад расту, в темноте.
Осень – это моя весна.

Эти сумерки жуть таят,
И глазами грозящих дул
Зачернела свирель моя –
Белогубый в неё задул.

Пусть надежда листвы дрожит,
Обрывается связь с людьми.
Я приемлю и эту жизнь,
Я восславлю и этот мир.



Колычев Н. Звонаря зрачок: Новые стихотворения. – Мурманск: Фонд культуры, 1993. – С.23.

Колычев Н.В.. Звонаря зрачок: Рус.-финзд. – Мурманск, 1995. – С.44.



Первоначальный вариант

24 ОКТЯБРЯ

Себе - ко дню рождения

1

…Вот и вечер омыт в заре.
Красногруд он и чернобров.
Осень — плачущая свирель
В узких дырочках сквозняков.

Осень — поздняя песнь осин,
Осень — шелестный мёд берез.
Зелень вёсен врастает в синь,
Я — всецело в предзимье врос.

Кроны туч на стволах дождей
Вижу, слово с речного дна.
Наугад расту, в темноте.
Осень — это моя весна.

Эти сумерки жуть таят,
И глазами грозящих дул
Зачернела свирель моя.
Белогубый в неё задул.

Пусть надежда листвы дрожит,
Обрывается связь с людьми…
Я приемлю и эту жизнь,
Я восславлю и этот мир.

2

Кто-то стонет:
 «Огня! Огня!
Корни выстудил нам октябрь,
Бледный призрак спешит обнять
Солнца свергнутое дитя».

Я оплакал траву, цветы…
Но, покуда живу с людьми,
Буду, буду до хрипоты
Петь о том, как прекрасен мир!

Не бывает без жизни смерть,
Потому даже смерть — пою!
Не желаю в аду гореть,
Вы сожгите меня в раю.

Чтобы муки мои узрел
Весь погибший честной народ.
Осень, осень… Твоя свирель
Зазывает на эшафот.

И слезою звезда дрожит,
И заря приспустила флаг…
Я хриплю, прославляя жизнь,
А не призрак грядущих благ.



Колычев.Н. Учусь грустить и улыбаться. – Мурманск: Книжное издательство. 1990. – С.84.